ИСХОД ЕВРЕЕВ ИЗ ЕГИПТА (часть 1)

Автор:

Говоря о правлении Менептаха, нужно упомянуть и о великом исходе израильтян из Египта, так как многие выдающиеся египтологи считают, что это примечательное событие истории евреев произошло именно тогда. Об израильтянах и их исходе из Египта, помимо сообщения в Библии, повествуют еще несколько рассказов, написанных различными авторами, и длинное, намного более подробное сообщение Иосифа.

Согласно этому последнему автору, египетский царь по имени Аменофис пожелал лицезреть богов, так как Орус, один из его предшественников на троне, видел их. И он рассказал о своем желании жрецу, которого, как и его самого, звали Аменофис, сын Паписа, и который, судя по всему, был причастен божественного совершенства: он был очень мудр и умел предсказывать будущее. Жрец сказал царю, что тот сможет увидеть богов, если очистит страну от прокаженных и прочих нечистых людей, живущих в ней. Обрадованный этой новостью, Аменофис выслал из Египта всех страдавших от какого-либо физического недостатка, число которых достигало 80 тысяч, и отправил их на карьеры, расположенные на восточном берегу Нила. Там они могли работать, не сталкиваясь с остальными египтянами. Среди них были ученые жрецы, которые болели проказой.

И Аменофис, мудрец и прорицатель, опасаясь того, что и на него самого, и на царя может пасть месть богов, если выяснится, какую жестокость им предложили, решил заявить, снова выдавая это за предсказание, что какие-то люди придут на помощь этим нечистым, покорят Египет и будут владеть им в течение тринадцати лет. Эти вести, однако, он не осмелился самостоятельно передать царю и, оставив ему подробную запись того, что должно произойти, покончил с собой. Это привело царя в отчаяние.

Затем те, кого послали работать в карьерах, после того как они какое-то время трудились в столь ужасном состоянии, отправили царю просьбу разрешить им заселить город Аварис, оставленный пастухами, и покровительствовать ему. Он разрешил им сделать это. Этот город, по древнему преданию, принадлежал Тифону. Но, когда они заняли город и заметили, что он идеально подходит для восстания, они назначили своим правителем одного из гелиопольских жрецов, которого звали Осарсиф, и связали себя клятвой, что во всем будут подчиняться ему. После этого Осарсиф сразу же издал закон, по которому они не имели права поклоняться богам, должны были воздерживаться от почитаемых египтянами священных животных, но принести в жертву и убить их всех, а также не вступать в общение ни с кем, кроме тех, кто был связан с ними единой клятвой.

Издав эти и многие другие постановления, прямо противоположенные обычаям египтян, он приказал собрать множество работников, перестроить стены вокруг города и готовиться к войне с царем Аменофисом. Затем он собрал совет из жрецов и прочих нечистых и отправил послов в город, называемый Иерусалим, к тем пастухам, что были изгнаны Тетмосом. Он рассказал им о положении дел и попросил их единодушно помочь ему в войне с царем Аменофисом. Он также обещал восстановить их в правах в их древнем городе Аварис и стране, предоставить им обильные запасы продовольствия, а когда будет нужно — вступить на их стороне в войну, и уверил их, что сможет без труда покорить для них Египет. Пастухи приняли его предложение с великой радостью и, быстро собрав 200 тысяч человек, пришли в Аварис.

Аменофис, царь Египта, как только узнал об этом вторжении, впал в отчаяние, вспомнив предсказание Аменофиса, сына Паписа. И он созвал толпы египтян и, посоветовавшись с их руководителями, приказал привести к нему священных животных, особенно тех, которых чтили в храмах, и повелел жрецам спрятать изображения богов в надежных местах. Более того, своего сына Сетоса, также названного Рамессом в честь его отца Рампсеса, которому тогда было всего пять лет, он отправил под защиту своего верного друга. А сам с остальными египтянами, превратившимися в 300 тысяч воинов, пошел навстречу врагам, которые также продвигались в его сторону. Но он не стал нападать на них, решив, что тогда пойдет против воли богов, вернулся и снова вошел в Мемфис. Взяв Аписа и других священных животных, за которыми он посылал, он вместе со всей своей армией и всеми египтянами тотчас же отступил в Эфиопию, поскольку эфиопский царь был обязан ему.

Эфиопский царь благодушно встретил его и позаботился обо всех пришедших с Аменофисом людях, а его страна предоставляла все необходимое для их существования. Он также выделил ему на время его ссылки, которая должна была продолжаться в течение тринадцати лет, города и деревни. Более того, он разбил лагерь эфиопской армии на границе с Египтом для того, чтобы защищать царя Аменофиса.

Так обстояли дела в Эфиопии. А в это время люди Иерусалима, пришедшие вместе с нечистыми жителями Египта, обращались с покоренным населением настолько бесчеловечно, что все, кто видел их святотатство, считали, что их совместное владычество было намного ужаснее, чем-то, как вели себя раньше одни пастухи. Ибо они не только сжигали города и деревни, но и совершали всевозможные богохульства, уничтожали изображения богов и жарили и ели священных животных, которых почитали египтяне. Они заставляли жрецов и прорицателей убивать их и приносить их в жертву, а затем раздевали донага и прогоняли. Также говорят, что жрец, который основал их государство и написал законы, был родом из Гелиополя и звался Осарсифом по имени бога Гелиополя Осириса, но, оказавшись среди этих людей, он взял себе новое имя — «Моисей».

Приведенный выше рассказ, который передал нам Иосиф, не имеет исторической ценности, так как он основан на плохом знании фактов из истории Египта. Он рассказывает о том, что знаменитый архитектор и мудрец Аменхотеп, который был вполне реальным историческим лицом и жил в правление Аменхотепа III, сказал царю, что если тот хочет лицезреть богов, то должен изгнать из страны «прокаженных». Нельзя точно сказать, действительно ли люди, о которых идет речь, были прокаженными. Вполне возможно, что это слово играло роль оскорбления.

Царь собрал этих «прокаженных», которых оказалось 80 тысяч, и послал их на работы в карьеры (Дуры?), но позже он отдал им город Аварис, разрешив им жить там, потому что его покинули пастухи. Там они сделали гелио-польского жреца, взявшего новое имя «Моисей» вместо старого — «Осарсиф», своим правителем. Затем эти люди отправили послов к пастухам, жившим в Иерусалиме, с просьбой прийти и помочь им, пообещав вернуть тем город Аварис, который те занимали раньше. Пастухи выполнили свое обещание и собрали войско в 200 тысяч человек, и, хотя в армии Аменофиса было 300 тысяч, он не стал сражаться с ними, а вместо этого забрал из Мемфиса своих богов и отступил в Эфиопию. Там он жил в течение тринадцати лет, пока иноземцы, как и предсказывал мудрец, правили страной.

Сейчас мы знаем достаточно об истории правления Аменхотепа III для того, чтобы точно сказать: в период его царствования не было никакого вторжения пастухов, в количестве 200 тысяч человек, в Египет. Этот царь не жил в Эфиопии целых тринадцать лет, а город Аварис находился в руках египтян с самого начала XVIII династии.

Переписчик Манефона, у которого Иосиф, по его собственным словам, позаимствовал этот рассказ, судя по всему, имел доступ к каким-то египетским источникам, посвященным проблеме исхода евреев из Египта и относившим это событие к правлению Менептаха. Он, скорее всего, просто перепутал его имя менефтес с более известным Аменхотепом III. Тогда теория, согласно которой исход евреев из Египта относится ко времени правления Аменхотепа III, не имеет под собой реального обоснования.

Аменхотеп-III

Более того, детали рассказа Иосифа не совпадают с тем, что написано в Библии. Совершенно понятно, что Манефон описывал одно событие, а автор Исхода — другое. В другом месте сам Иосиф связывает изгнание гиксосов с исходом евреев из Египта, но и в этом случае его замечания не имеют исторической ценности. Он заявляет, будто гиксосы были предками израильтян, и со свойственной ему хвастливостью пытается заставить своих читателей поверить в то, что гиксосские цари Египта, которые, как он утверждает, ссылаясь на «Историю» Манефона, правили этой страной в течение пятисот одиннадцати лет, были одними из прародителей евреев.

Проанализировав факты, о которых говорят египетские памятники, можно утверждать, что большое количество людей, по всей вероятности, семитов, было вытеснено из Дельты в конце правления XVII династии. Процесс их изгнания активно продолжился и во время царствования двух первых представителей XVIII династии. Таким образом, именно тогда семитские (или, по крайней мере, ханаанские народы) в несколько этапов покидали Египет. Воспоминания об этой серии вынужденных эмиграций сохранились в традиции ханаанских племен, живших в Палестине. Вполне возможно, что через некоторое время после того, как евреи заняли страну, их собственные историографы включили это повествование в рассказ о бегстве их предков из Египта.

В Библии можно обнаружить следы этого более древнего пласта. Данная теория базируется в основном на том факте, что сами египтяне, несомненно, отождествляли исход евреев с изгнанием гиксосов. Обратившись к «Истории» Манефона в поисках информации об исходе израильтян, Иосиф узнал только о бегстве гиксосов. Причем этот рассказ у Манефона был смешан с описанием более позднего исхода иноземцев, который имел место во времена правления Менептаха, перепутанного там с Аменхотепом III, в период царствования которого жил великий волшебник Аменхотеп, сын Па-Хапу, фигурирующий в повествовании. Таким образом, мы видим, что египтяне, согласно версии Манефона, на которую ссылается Иосиф, перепутали сообщения о двух разных событиях: об изгнании гиксосов, подтвержденном рядом исторических источников и, судя по всему, казавшемся им более важным, и исходе евреев из Египта, не упомянутом в созданных ими памятниках и, согласно Иосифу, неправильно ими трактуемом. Хотя вполне возможно, что именно в еврейской традиции, повествующей об исходе, отразились отголоски изгнания гиксосов, подобно странной легенде о событиях, которые сопутствовали их собственному переселению из страны Гошен.

Египетская версия имени легендарного царя, то есть Аменхотепа III, которого Осарсиф загнал в Эфиопию и во время правления которого не могли произойти такие события, как исход, ясно доказывает, как мы видели это выше, то, что эмиграция израильтян произошла во время царствования Менептаха, чье имя можно было легко спутать с именем Аменхотепа III. Это косвенно подтверждается и египетскими источниками. Данное предположение подтвердило и большое количество египтологов, изучавших эту проблему. Менептах вполне может оказаться тем самым фараоном, о котором идет речь в Исходе. Само это событие, скорее всего, произошло в 1270 г. до н.э., то есть через четыреста лет после изгнания гиксосов.

Данная точка зрения, как мы увидим ниже, полностью подтверждается текстом библейского Исхода. Согласно этому источнику, израильтяне были вынуждены отрабатывать барщину, то есть их заставляли трудиться на общественных работах, которые проводились по приказу египетского царя. Очевидно, их труд не был связан с поддержанием в порядке берегов Нила в период его разлива. Скорее всего, они были заняты на строительстве какой-то стены или здания, так как еврейские бригады вынуждены были каждый день изготавливать большое количество кирпичей.

Нужно заметить, что еврейский автор называет царя, так жестоко обращавшегося с сельскими жителями, «фараоном». Несомненно, это слово произошло от египетского «великий дом». Но этот титул носили все цари Египта, и, следовательно, с его помощью невозможно определить, о ком из них идет речь.

Обычай использовать труд иноземных пленников был введен Тутмосом III, часто привлекавшим их к работам, связанным со строительством храма Амона-Ра в Фивах. Его преемники последовали его примеру, так что мы не сможем узнать, кто скрывается за библейским «фараоном» и с помощью рассказа о том, что он применял труд пленников и иноземцев.




1962 года рождения, родилась в городе Суздаль. Росла в семье интеллектуалов. Здесь жили потомственные филологи русского языка и…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − 8 =

Наверх