Культ Хонсу

Автор:

От Карнака до оазисов, включая Эдфу или Ком-Омбо, храмы и святилища свидетельствуют о славе сына Амона. Конечно, великий фиванский бог всегда был где-то рядом, однако Хонсу поклонялись не из-за отца, а благодаря его собственным достоинствам.

Волей случая некоторые из дошедших до нас памятников Древнего Египта -причем, очень красивые — посвящены Хонсу, сыну Амона. В первую очередь стоит отметить его великолепное святилище, возведенное в Карнаке.

Карнак и храм Хонсу

К юго-западу от великого храма Амона возвышается храм (разумеется, куда более скромный) его сына, Хонсу. Здание, которое мы можем увидеть сегодня, скорее всего, следует датировать периодом правления Рамсеса III (1194-1163 гг. до н. э.) или более поздним периодом. Оно построено по простому классическому плану храмов эпохи Нового царства. Храм расположен в конце аллеи сфинксов; перед ним красуются два пилона. За ними находится большой двор, из которого можно пройти прямо в гипостильный зал. Из гипостильного посетители попадают в зал священной ладьи и в святая святых — помещение, где хранилась статуя бога. В соответствии с архитектурными традициями религиозных сооружений, потолки опускаются, полы поднимаются, а полумрак сгущается по мере приближения к главному помещению здания.

Таким образом, архитекторы усиливают впечатление таинственности, исходящее от этого места. Добавим к этому необычайную красоту декора, которым покрыты стены, — и мы поймем, почему храм Хонсу считается одним из главных памятников Древнего Египта. Поскольку он был расположен непосредственно на территории великого храма Амона, можно предположить, что те же жрецы служили и в храме его сына. Из почти восьмидесяти тысяч человек, работающих на святилище Амона, некоторые, должно быть, были прикреплены к храму лунного бога.

Мужчины и женщины, посвященные Хонсу

Многие египтяне и египтянки, начиная с сына самого фараона, были посвящены — своим именем или должностью — богу Хонсу. Наследник трона отождествлялся с богом, а его мать, супруга царя, получала титул «божественной матери младенца Хонсу».

Традиция нашла свое отражение и в духовенстве. Так, например, некая Ра-Джед-Мут, жившая в Танисе в период правления XXI династии, именовалась «кормилицей бога Хонсу». Об этом говорится в надписи, высеченной на гробе этой служительницы Амона, который сегодня хранится в музее Ватикана. Можно предположить, что во время своей службы Ра-Джед-Мут (одно из имен которой было именем матери Хонсу -Мут) должна была прислуживать юному богу, как прислуживали служанки сыну своего господина. Также существовали «пророки Хонсу». К примеру, в оазисе Ухат-эль-Бахария (на уровне Мединет-эль-Файюма приблизительно в 200 км к западу от Нила) расположен некрополь высокопоставленных чиновников XXVI династии.

Одна из могил здесь принадлежит наместнику Баха-рии при Амасисе по имени Падииштар, который носил титул «первого пророка Хонсу». Тхати, его внук, также погребенный в Бахарии, тоже был «пророком Хонсу» и «вестником Амона». Другие египтяне с рождения оказывались под покровительством бога, о чем свидетельствуют их имена: в Эль-Вахат-Бахарии покоится некий Джедхонсуиуфанх. Как видно из этих примеров, Хонсу совершенно определенно играл важную роль в религиозной жизни страны. А если нужны еще какие-то подтверждения, то далее мы расскажем о праздниках, чествовавших в первую очередь именно Хонсу.

Празднества

Сначала следует напомнить о том, что Хонсу был полностью посвящен один из месяцев египетского календаря: мы говорим о пахоне (этот месяц соответствует нашим марту и апрелю), первом месяце сезона тему, сезона сбора урожая. В этот период бога луны, должно быть, восхваляли в его святилищах особенно ревностно.

DSC_6430

Однако главным праздником, с которым связывается имя Хонсу, был, бесспорно, праздник Опет, полностью посвященный фиванской триаде: Амону, Мут и Хонсу. Во время этих торжеств члены триады ненадолго покидали свой храм в Карнаке и отправлялись в Луксор. Начиная с эпохи Нового царства все фараоны обязательно должны были принимать участие в этой пышной церемонии. Надпись, датирующаяся первым годом правления Рамсеса II, сообщает, что на третий месяц своего царствования, в месяц паводка, фараон «почтил Амона Ра, Мут, и Хонсу на прекраснейшем празднике Опет». Отметим, что Рамсес хранил верность триаде, и боги отвечали ему благодарностью. На рельефе гипостильного зала главного храма Карнака изображено, как фараон получает в дар от Амона его священные жезлы, а рядом с богом стоят Мут и Хонсу. Храм Карнака с его роскошными барельефами подобен открытой книге, рассказывающей нам об этом празднике.

Политический характер праздника

Необходимо кое-что уточнить: праздник Опет (как, впрочем, и основная часть культа Амона) был порождением политической мысли фараона Аменхотепа III (1391-1353 гг. до н. э.). Этот правитель желал окончательно утвердить божественную сущность своей власти и династии в целом. Действительно, супруга Аменхотепа III не была королевской крови. Что же до матери фараона, Мутмуйи, то она и вовсе была чужеземкой, дочерью царя Митанни, области, расположенной к югу от Таврских гор в Сирии. Сделав свою мать (которая, к слову, была названа в честь богини Мут) символической супругой Амона, Аменхотеп показал своему народу, что он был рожден не от смертного отца (то есть от Тутмоса IV), а от самого Амона, от чьего семени понесла Мутмуйя! То есть владыка Египта не кто иной, как Хонсу! Это самый главный идеологический постулат Аменхотепа! Праздник Опет, отмечавшийся на протяжении многих веков, прекратил свое существование при XXI династии, когда столица фараонов, Фивы, была перенесена в Танис, город в дельте Нила.

Как бы то ни было, Опет входил в число самых крупных и самых пышных праздников Древнего Египта. Простой люд с удовольствием принимал в нем участие. От Карнака до Луксора (кстати, Луксор был основан Аменхотепом III) народ танцевал и ликовал как никогда. Когда начинался сезон ахет, благословенный сезон нильского паводка, опасность засухи отступала. Если воды Нила окрашивались сначала в зеленый (из-за растений, которые уносило течение), а затем в красный (цвет плодородного ила), значит, можно не сомневаться в том, что урожай будет богатым! («Зеленый Нил», за которым приходит «Нил красный».) В это время в Древнем Египте начинался новый год. В начале следующего месяца вся долина Нила оказывалась под водой. А чтобы наводнение стало спасительным, оно должно было быть достаточным, но не разрушительным! За этим следили Амон и его близкие, и египтяне поспешно готовили их торжественный выход. Даже богам необходимо восстанавливать силы, и для этого им требуется сменить обстановку! Местом их отдыха на некоторое время становился Луксор.

Из Карнака в Луксор

Амон, Мут и Хонсу готовились к путешествию в своих святилищах; жрецы облачали их в лучшие одежды. В торжественной и величественной процессии статуи богов выносили из храма, и впереди был сам фараон. Хонсу, как и его божественные родители, устраивался в ладье, которую несли на плечах мужчины. Ладья была обита серебром и золотом, а нос и корма украшены двумя соколиными головами. Впереди шли музыканты, игравшие на всевозможных инструментах, а жрецы воскуряли ладан в кадильницах и бросали песок на своем пути. Когда все подходили к пристани, статуи водружались на настоящие, пышно украшенные ладьи длиной около шестидесяти метров. Эти праздничные суда были так тяжелы, что не могли плыть самостоятельно. Их брали на буксир парусные и весельные корабли и тянули все три километра, отделяющие Карнак от Луксора. Вскоре процессия причаливала к пристани Луксорского храма. Здесь ее встречала еще более многочисленная толпа. Вернувшись на сушу, процессия направлялась к великому храму Аменхотепа III, где ладьи со статуями останавливались.

Церемония завершалась в Зале божественного рождения, где царица-мать ритуально сочеталась с Амоном, чтобы произвести на свет сына младенца Хонсу. Боги проводили в своей второй резиденции некоторое время (одиннадцать дней во времена Тутмосов, двадцать семь — при династии Рамесси-дов). По прошествии этого срока они отправлялись обратно в Карнак с точно такой же процессией.

Бог-целитель

Мы уже рассказывали легенду о бактрийской принцессе, которую статуя бога Хонсу без труда излечила от загадочного недуга. Действительно, египтяне поклонялись Хонсу как богу-целителю. Кроме того, они верили, что статуя божества делает предсказания: сообщает о состоянии здоровья детей или предвещает рождение ребенка. Когда луна Хонсу сияет на небесах, говорят, что женщины становятся более плодовитыми, а воздух очищается и легче дышится! Этим Хонсу напоминает нам Гора, особенно в его исцеляющем обличье «Гора на крокодилах». Вот почему Хонсу иногда изображался с соколиной головой. Отметим также, что бог луны был наделен властью изгонять злых духов. Проблема одержимости очень тревожила народы Древнего мира. Кстати, как к лунному оку бога Ра, к Хонсу часто обращались, молясь об исцелении от слепоты. Как мы знаем, в области офтальмологии древние египтяне были весьма сведущи.

Нога — лунный символ!

Великий храм Гора в Эдфу, строительство которого было начато в 237 году до н. э. под эгидой Птолемея III Эвергета на фундаменте более древнего святилища, был достроен лишь в 57 году до н. э. при Птолемее Неосе Дионисе. Он входит в число наиболее хорошо сохранившихся памятников Древнего Египта. К северу от этого святилища царь Нектанеб I, фараон XXX династии, приказал построить огромный наос из серого гранита. Из длинного коридора, проходящего по его периметру, можно пройти в одиннадцать комнат. Две из них были посвящены Хонсу, и одна из них называлась «комнатой ноги», поскольку египтяне верили, что эта часть тела — образ луны! Именно в текстах храма Эдфу говорится, что бог Хонсу — тот, «кто пересекает небеса».

Другое место -другие родители!

Особенность храма Ком-Омбо — в том, что он посвящен не одной, а сразу двум триадам: Хароерис (Гор Древний), Тасенетнофрет (сестра Гора) и Панебтауи («владыка Обеих Земель») с одной стороны; Себек, Хатор и Хонсу — с другой. Здесь Хонсу уже не сын Амона и Мут, а дитя Себека (бога-крокодила) и Хатор. Действительно, внешне Хонсу очень похож на Ихи, сына Хатор. Внешний вид подростка и детская прядь, несомненно, способствовали этому отождествлению.

Храм Хибис

Харга — самый южный оазис западной пустыни Египта. Здесь и по сей день возвышаются руины величественного храма, посвященного триаде Амон-Мут-Хонсу. Это, бесспорно, самый знаменитый памятник в оазисах Египта — благодаря своим размерам, сохранности и времени постройки. Более того, это единственный большой храм эпохи персидского господства. Мы обязаны его сооружением Дарию I (522-485), который, напомним, некоторое время правил Египтом. Хонсу здесь поклонялись под именем Хонсу-Пехрад, то есть «Хонсу-дитя». Совсем неподалеку у этого бога было собственное небольшое святилище.




Родился 21 апреля 1984 года, в городе Одесса. Рос в семье потомственных артистов драмы и театра. Часто бывал…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 + 1 =

Наверх