Нейтикерт. Драматический финал IV династии

Автор:

Время правления VI династии — 2 347—2 216 года до н. э.

С 2 218 по 2 216 год до н. э. Египтом правила Нейтикерт (в греческом варианте Нитокрис), что означает «Нейт превосходная».

Мнения ученых по поводу этой царицы разделились, как бывало уже не раз.

Одни считают ее личность образом, в котором слились черты дочери, жены и матери царей VI династии Нейт и «божественной супруги» Нейтикерт из XXX династии. Другие придерживаются мнения о самостоятельном существовании женщины с таким именем.

Если обратиться к Манефону (в передаче Африкана), то выясняется, что эта царица последняя «благороднейшая и прекраснейшая женщина цветущего вида». Правила она двенадцать лет и достроила пирамиду Микерина в Гизе. Существующая армянская версия труда Манефона изображает Нейтикерт не только красивой женщиной, белокожей и румяной (это египтянка-то?!), но и храброй, отвагой превосходящей мужчин.

Здесь явно видна путаница египетской царицы с гетерой из Навкратиса Родопис, что означает «румяноликая», которой также приписывается строительство знаменитой третьей пирамиды на плато в Гизе (Геродот. История, II, 134—135).

Родопис — героиня фольклора, вдохновившая арабских авторов, а позднее и немецкого египтолога — писателя XIX века Г. Эберса. Она же вдохновляла Наиба Махфуза, классика современной египетской литературы и лауреата Нобелевской премии.

Что же, учитывая отсутствие древнеегипетских памятников с именем Нейтикерт, впору задать вопрос: а был ли мальчик? Вернее перефразируя: была ли вообще такая царица?

Отвечаем, представьте себе — была!

Имя Нейтикерт, причем с титулом царя (!) есть в Туринском царском списке. Она действительно правила страной, но опять перед нами вопрос: когда и в течение какого времени?

Согласно Манефону продолжительность ее правления составляет двенадцать лет, по Эратосфену — в два раза меньше — шесть лет. В свое время египтологи пытались отождествить Нейтикерт не только с Нейт или Хенткаус, но даже с царями последующих VII или VIII династий. Юрген фон Беккерат, чей труд использован в работе над книгой, помещает ее последней (седьмой) в VI династию и время нахождения царицы на троне, с его точки зрения, всего два года.

Таким образом, думаю, не подлежит сомнению факт реального существования царицы с именем Нейтикерт, и особо следует обратить внимание на наличие титула царя в ее титулатуре, что является подтверждением ее статуса не просто царицы, а фараона. Почему же срок правления Нейтикерт так мал и что послужило причиной смены VI династии на последующую? Была ли в этом ошибка женщины-фараона или подобное замещение — логическое завершение действий ее предшественников?

Одной из центральных фигур VI династии и почти непосредственным предшественником Нейтикерт на престоле Египта является фараон Пепи (Пиопи) II. Ранее историки считали, что он правил огромный срок по меркам того времени, целых девяносто четыре года! На сегодняшний день исследователи придерживаются менее фантастической цифры. Речь идет всего о шестидесяти годах, что на самом деле больше походит на правду.

Именно его правление можно охарактеризовать известной у нас в народе поговоркой: начал за здравие, а кончил за упокой. Если в начале царствования основы государства непоколебимы, то в конце правления Пепи II страна находится на грани распада и в плачевном состоянии. Что же послужило причиной такого упадка?

Первые шаги в пагубном для целостности страны направлении предприняли еще цари V династии. Правителям следующей, VI династии, не оставалось другого выхода, как следовать уже по проторенному пути.

Соперниками власти фараона стали выступать начальники областей (номов) — номархи. Они постепенно набирали силу, и к моменту правления Нейтикерт конфронтация между ослабевшей центральной властью и сильной местной аристократией достигла наивысшей точки.

По сути, к концу правления Пепи II областеначальники становятся практически независимыми от центральной власти, чему есть неоспоримые доказательства:

1) номархи предпочитают строить свои усыпальницы в собственных номах, а не возле гробницы фараона, как ранее;

2) стараются сохранить все приобретенные богатства в семье, для чего передают должности по наследству, не спрашивая на то позволения фараона, превращаясь, таким образом, в наследственную знать;

3) датируют свои надписи не годами царствования владыки Египта, а годами собственного управления;

4) организуют в областях собственное войско, которое не всегда спешат предоставить для 1гужд фараона, а используют как способ решения междоусобных конфликтов;

5) номархи становятся во главе жречества, фактически управляют храмовым хозяйством (которое, не забудем, растет царскими дарениями и освобождено от налогов). О подобных фактах владыке Верхнего и Нижнего Египта известно, что подтверждается жалованными грамотами фараона храму, но никаких мер по укреплению своего престижа он не предпринимает, как это ни пародоксально.

Вероятно, поначалу номархи не были заинтересованы в свержении фараона, поскольку он, с одной стороны, являлся источником их благосостояния, а с другой — был необходим для поддержания спокойствия в стране.

49799a00a3de

А было ох как неспокойно! Народ явно не устраивало правление угасающей династии. Ослабление центральной власти привело к бесконтрольному усилению провинциальной знати, находящейся в резкой оппозиции по отношению друг к другу. Обострение междоусобицы сделало невозможным для центральной власти контроль за состоянием ирригационной системы Египта, от состояния которой зависело хозяйство страны. Разлад в этой сложной системе привел к упадку экономики страны, что подтверждается, в частности, заменой при строительстве камня на кирпич-сырец. Перевозка камня стала крайне затруднительна, впрочем, как и его добыча.

В качестве объяснения прекращения царствования VI династии историки выдвигали разные предположения: это и вторжения кочевников, и ряд неурожайных лет, вызвавших голод, пренебрежение ирригационными работами, приведшее к истощению земли, гражданские войны…

Скорее всего, все вышеперечисленные версии в определенном смысле имеют право на существование. В конце концов, только слабость царской власти делает невозможным полноценный отпор внешнему врагу и влечет за собой разорение части египетских земель, а неподконтрольность номархов затрудняет надзор за ирригационной сетью Египта, ухудшавшей и без того сложную ситуацию внутри страны. Кризис набирал обороты.

Возможно, его подстегнули и проблемы престолонаследия. После Пепи II трон переходит к Меренре II, но тот правит лишь год и на престол восходит Нейтикерт, дочь предпоследнего фараона и супруга последнего. Исходом дворцовых интриг стало прекращение династии но мужской линии, и власть перешла к царице. Дальнейшее — лишь мои гипотезы.

Геродот никогда не считался историками правдивым на все 100% первоисточником. Трудно сказать, сколько в его работе правды, а сколько вымысла. Сам автор тоже понимал, что рассказанное ему не всегда соответствует истине. Потому и говорил в свое оправдание примерно следующее: «Я могу записать все, что мне рассказывают, но и не обязан всему этому верить». И все-таки, какая-то часть истины в его «Истории» присутствует, что подтверждают археологические раскопки. Что же является такой истиной в его рассказе о Нейтикерт?

Согласно Геродоту и Туринскому списку, Нейтикерт — царица, обладающая абсолютной властью, то есть женщина-фараон. Меренра II на самом деле мог быть ей не только мужем, но и братом, по традиции, принятой в царской семье. Возможно, это вызвало отсутствие наследников у супругов (как результат кровосмешения), а может, наследник был, но умер еще младенцем. Чересчур краткое правление мужа Нейтикерт может служить косвенным признаком существования заговора против него и удачном его осуществлении. Такое возможно, если вспомнить об усилении власти номархов и предположить, что у некоторых из них появилось вполне конкретное желание примерить на себя двойную корону Египта. Почему нет?

Вдова царя, безусловно, понимает, что является фараоном лишь номинально, реальной власти у нее нет и в помине. Если допустить, что Нейтикерт любила мужа до безумия (такое вполне может быть, ведь цари тоже люди), то она, конечно, как особа, склонная к экзальтации, первым делом мечтала бы о мести тем, кто лишил ее любимого человека.

Мечты мечтами, но если убийцы являются придворными, занимающими высокие должности, то осуществление плана сопряжено с определенными трудностями и даже риском. Могут и царицу убить, не посмотрят, что женщина. Конечно, она не достраивала пирамиду Микерина. Это проделал его сын, фараон Шепсескаф, о чем свидетельствует надпись, найденная в развалинах заупокойного храма при пирамиде: «Шепсескаф, царь Верхнего и Нижнего Египта, для своего отца, царя Верхнего и Нижнего Египта, Осириса Менкаура». Нет никаких оснований также считать, что Нейтикерт имеет хоть какое-то отношение к строительству гигантской мастабы, которую за ее огромные размеры, называют Четвертой пирамидой. Она была сооружена Хенткаус, царицей IV династии. Маловероятно, что имя Хенткаус можно увязать с именем Нейтикерт. У них нет ничего общего.

Что ж, если не пирамиду, то парадный зал во дворце, даже при существующем упадке экономики построить вполне осуществимо. Объяснить строительство придворным довольно просто. Например, в день открытия зала царица сообщит о том, кого желает взять в мужья, чтобы вручить власть над Египтом. Заговорщики, убив фараона, могли планировать женить кого- либо из них на вдовствующей царице, а пока они решают, кто станет супругом Нейтикерт, ради всеобщего спокойствия облечь ее всей полнотой власти. Наглядным подтверждением такого предположения может служить судьба Анхесенпаамон, которой после смерти ее супруга Тутанхамона было предоставлено семьдесят дней для того, чтобы выбрать себе нового мужа, который стал бы следующим фараоном.

Да, да, звание фараона Нейтикерт могла получить лишь для отвода глаз, чтобы ни одна из группировок знати не имела преимущества до поры до времени.Таким образом, царицу заставили испытать двойную боль, двойное унижение. У нее ничего нет: ни мужа, ни реальной власти. Она просто марионетка, которая день за днем должна смотреть на лживые лица убийц Меренры II и не иметь возможности покарать их за содеянное злодеяние.

img12

По непонятной причине египтологи отказываются рассматривать саму возможность подобного хода событий, считая их греческой фантазией Геродота, тяготевшего к театральной драме. И вместе с тем умиляются нежным отношениям между Нефертити и Эхнатоном или Рамзесом II и его любимой женой Нефертари.

По моему глубокому убеждению, нельзя забывать о том, что историю любого государства делают не бездушные роботы, а люди со своими страстями, ошибками, горем и радостями. История представляет собой своеобразный результат душевных взлетов и падений как отдельных личностей, так и народа в целом.

Пусть драма Нейтикерт не имеет на сегодняшний день доказательства своего реального существования, но ведь нет и фактов, опровергающих ее.

Думаю, не покажется странным и то, что царица действительно могла знать истинных виновников смерти Меренры II. Люди, решившиеся на устранение богочеловека, каковым считался владыка Верхнего и Нижнего Египта, обладали достаточным могуществом, позволявшим им не опасаться Нейтикерт, вздумай та преследовать их законным порядком. Не тот масштаб, не те возможности!

Учитывая сложившуюся ситуацию, царица решила пойти на обман преступников и преуспела в этом, как сообщает Геродот. Нил расправился с теми, кто поднял руку на ее любимого. Допускаю, что для получения всей полноты ощущений, как заслуженную награду за эти тяжелые два года ее жизни, она могла с торжеством в глазах наблюдать за агонией убийц с какого-либо возвышения.

Наконец отмщение свершилось. А что же произошло потом?

Думаю, не лишено здравого смысла предположение, что Нейтикерт не представляла собой личность эгоистичного склада, в противном случае она постаралась бы приложить все усилия, чтобы остаться на троне и в дальнейшем. Возможно, сам план мщения принял бы совсем другую, менее картинную форму, такую, чтобы не вызвал подозрение к ней со стороны оставшихся вельмож.

Молодая вдова, вероятно, была натурой чувствительной, тонкой, склонной к самопожертвованию. Два года царица жила одним — местью, когда же задуманное исполнилось, она почувствовала опустошение и бессилие. В ней, как в игрушке, кончился завод. Потому-то женщина могла покончить с собой. Ею двигала не столько боязнь расплаты за содеянное, сколько вакуум одиночества, навалившийся на Нейтикерт всей своей тяжестью, и от которого уже нечем было отгородиться.

А может, она поклялась уйти вслед за любимым, когда оплакивала его, но только после достойного наказания виновных? Кто знает…

Как бы то ни было, Нейтикерт оказалась последней из VI династии на престоле Египта, и легкой ее судьбу не назовешь. Страна находилась в жесточайшем кризисе, из которого женщина-фараон не могла ее вывести. Для подобного шага у царицы не было ни соответствующих знаний, ни опыта, ни возможности, ни, наконец, желания.

Манефон в «Истории» сообщает, что следующая, VII династия, включает в себя семьдесят царей, правивших семьдесят дней. Возможно, речь идет о некоем совете из указанного количества человек, взявшем на себя управление государством, и просуществовавшем около двух месяцев. Если наша гипотеза о мести царицы верна, то она объясняет такое количество претендентов на власть.

Нейтикерт уничтожила главных заговорщиков, а значит, главных желающих занять место на троне Египта. Согласитесь, куда вероятнее выглядит наличие трех-пяти соискателей на обладание единоличной властью в стране, нежели толпа претендентов в семьдесят человек. Такое их количество скорее говорит об отсутствии наиболее влиятельных и могущественных противников.

Памятников того периода до нас дошло немного. Фараоны просто не имели возможности оставить о себе память в виде построек или организации экспедиций. Зато имеются другие доказательства. Доказательства того, что Египет распался на множество областей, правители которых стремились приобрести царский титул и боролись друг с другом за трон всеми доступными средствами. Существование острой классовой борьбы подтверждается воспоминаниями, сохранившимися до наших дней.

Так, один вельможа писал, что спас свой город в дни насилий и ужасов. Ему вторит другой:

«Земля повернулась, подобно колесу горшечника; благородные дамы подбирают колосья и вельможи в работном доме, но тот, кто никогда не спал и на доске, теперь владеет кроватью; тот, кто никогда не ткал для себя, теперь владелец тонкого белья».

К 2 170 году до н. э. Древнее Царство окончательно прекратило свое существование, и в Египте начался Первый переходный период или Первое Смутное время.




1962 года рождения, родилась в городе Суздаль. Росла в семье интеллектуалов. Здесь жили потомственные филологи русского языка и…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 3 =

Наверх