РА-УСЕР-МААТ-МЕР-ИМЕН, СЫН СОЛНЦА, РА-МЕСЕС-ХЕК-ИН (часть2)

Автор:

Среди многочисленных построек Рамсеса III особого внимания заслуживают так называемый «павильон Рамсеса III» и грандиозный храм, построенные им в Мединет Абу. Павильон — это результат попытки воспроизвести в Египте маленький форт или укрепленный город, такой, какие строили народы Северной Сирии. Он состоял из двух прямоугольных башен около двадцати двух метров в высоту и восьми — в ширину. Расположенные позади них стены расширяются, создавая маленький дворик, но вскоре они начинают сближаться и сходятся до тех пор, пока оба крыла здания не соединяются. В южной башне находятся рельефные изображения царя, бьющего дубинкой своих врагов (эфиопов и ливийцев, живших на западном берегу Нила, а также вождей племен тулша, или турша, и машауаша). Некоторые из них похожи на негров, но вождь машауша напоминает семита. В северной башне найдены изображения лидеров азиатских и средиземноморских народов, среди которых — и «гнусный князь хеттов, гнусный князь Имара», или Имаура, и руководители племен чакаир, моряков-шаиредана, шакалаша, моряков-фуирша, пуласфа, или филистимлян. В промежутке между двумя башнями изображены сцены, на которых царь поклоняется богам Инхер-Шу и т.д.

Стены верхних помещений, в которые можно попасть по лестнице, расположенной в южной башне, украшены рельефами, на которых царь изображен в окружении женщин. Они развлекают его, играя на тамбурине, приносят ему цветы, фрукты, напитки и т. д. На некоторых рельефах Рамсес сидя играет в шашки с обнаженной женщиной, стоящей на противоположном конце стола, на котором лежит шашечная доска.

Вопрос о значении этих изображений породил множество дискуссий. Многие авторы решили, будто сцены являются доказательством того, что царь использовал эту часть здания в качестве дворца. Но, как сказал месье Даресси, Рамсес III не мог жить в этих комнатах вместе со своей свитой, так как они слишком маленькие. Судя по дворцам Аменхотепа III в Биркет-Абу и его сына Аменхотепа IV в Хут-атоне, или Телль эль-Амарне, можно с абсолютной уверенностью сказать, что жилища египетских царей состояли из множества зданий, сложенных из кирпича-сырца. Эти помещения состояли из огромного числа комнат, в которых единственным предметом роскоши были изображения, украшавшие стены.

Под рельефами нет подписей, поэтому нельзя точно сказать, кем были запечатленные вместе с Рамсесом III женщины. Но, судя по всему, некоторые из них принадлежали к царскому роду, хотя самой царицы среди них нет. Месье Даресси склонен считать, что в этой части здания под надзором жриц учились дочери царя. Но, с другой стороны, здесь вполне могли жить служители бога Амона, попасть к которым мог только царь, считавшийся воплощением их божества.

Храм царь построил для того, чтобы в нем проходили заупокойные службы. Возможно, это одна из самых интересных погребальных часовен, расположенных на берегах Нила, в Фивах. Ее размеры — примерно 152 на 49 метров. Стены храма украшены сценами, рельефами и текстами, рассказывающими о походах царя. На расположенных в нижней части башен первого пилона рельефах изображен Рамсес III, бьющий дубинкой типичных представителей побежденных народов. Рядом с этой сценой помещено изображение восьмидесяти шести пленников, стоящих в два ряда. В овалы, помещенные на их телах, вписаны их имена. Среди этих людей можно найти семитов, северных сирийцев и негров, но сразу становится ясно, что построение пленников искусственно, а значит, черты каждого из них не обязательно соответствуют происхождению имени, написанного на его теле. Список имен составлен согласно перечню народов, завоеванных Тутмосом III, Сети I и Рамсесом II. Следовательно, он почти не имеет исторической ценности. Изображенные здесь люди — это выходцы из Сирии, Финикии, с Кипра, из Ливии, Куша и т. д. Сопровождающий сцену текст представляет собой хвастливое описание победы Рамсеса III над ливийцами.

Первый двор украшен рельефами, описывающими битву Рамсеса III с ливийцами, произошедшую на одиннадцатом году его правления. В текстах, рассказывающих об основных событиях, перечисляется добыча египтян. В этом дворе стоят одиннадцать квадратных колонн, причем перед каждой из них была поставлена статуя Осириса, примерно шести метров в высоту. Во втором дворе найдены рельефы, на которых изображено поражение средиземноморских народов и их союзников из северной Сирии.

Храм был сильно поврежден во время землетрясения, произошедшего в 27 г. до н.э. И это не удивительно, если вспомнить о том, что глубина его фундамента — всего лишь около двух метров. При этом стоит он на песке.

В Карнаке Рамсес III построил храм в честь бога Хенсу, третьего члена фиванской триады. Большую часть изображений на стенах заканчивали Рамсес IV и его последователи. Также он построил маленький храм, посвященный богине Мут.

В Телль эль-Яхудия («Холм евреев») Рамсес III соорудил небольшой дворец, где была комната, облицованная глазурованными плитками, которые складывались в цветочный орнамент, изображения птиц, животных, а также представителей завоеванных племен и народов. Многие из них приобрел Британский музей, и они стали одним из самых интересных фаянсовых экспонатов, выставленных в этом заведении.

С полной уверенностью можно сказать, что именно на этом месте Ониас, иудейский первосвященник, во времена правления Птолемея Филометора I построил храм. Но нельзя точно определить, какой египетский город располагался здесь. Некоторые считают, что в этом месте находился Гелиополь, но такая вероятность чрезвычайно мала. Однако достоверно известно, что северная часть города называлась «Инну Мехт», а южная — «Инну Ресу».

В частности, в своем папирусе Рамсес III говорит о том, что он построил «дворец Рамсеса [III], царевича Инну, в доме солнца, к северу от Инну». Царь назвал его «Дворец миллионов лет Рамсеса [III], царевича Инну». «Дворец миллионов лет» был посвящен Ра-Хармахису. Следовательно, можно предположить, что то место, где он находился, располагалось недалеко от Гелиополя.

Рамсес III также перестроил или отреставрировал большое количество древнеегипетских храмов. Его имя можно увидеть на стенах многих из них от Средиземного моря до Вади Халфы. Однако более всего он почитал храмы Амона-Ра в Фивах, Тему в Гелиополе и Птаха в Мемфисе. Перечисление подношений и подарков, которые он делал богам, занимает десятки больших листов папируса. Среди них были золото, серебро, медь, ароматное дерево, драгоценные камни, льняное полотно, духи, масло, благовония, вино, хлеб, пирожные, быки, овца, оперенная сова, рыба, фрукты, цветы, садовые растения, статуи и т. д. Представление о количестве этих подарков можно составить, ознакомившись со следующими цифрами. Трем богам он передал, помимо всего остального, 2756 изображений, 113 433 человека, 490 386 быков и голов прочего скота, 1 071 780 арур земли, 514 виноградников и фруктовых садов, 88 лодок, 160 египетских городов, 9 сирийских городов, 324 750 узлов корма для скота, 71 000 узлов льна, 426 965 водоплавающих птиц, 1 075 635 колец, скарабеев и т. д., 2 382 650 мешков фруктов, 353 919 жирных гусей, 355 084 куска соли и натра, 6 272 431 кусок хлеба, 490 000 рыб, 19 130 032 мер овощей, 1 933 766 кувшинов меда, масла и т. д., 48 236 изображений Хапи, 5 279 552 бушелей зерна и т. д.

В Сирии, в местности, называвшейся Па-канана, которую некоторые отождествляют с каким-то городом в Галилее, а другие — со страной Ханаан, Рамсес построил «потаенный храм, как горизонт на небе». Этот храм был посвящен богу солнца, и азиаты из Ретену, поспешили принести туда свои пожертвования.

Рамсес III построил прекрасную гробницу в Долине царей. Хотя она и не так хороша, как усыпальница Рамсеса II, это, несомненно, одна из самых больших и интересных царских гробниц Фив. Широкой публике она известна как «гробница арфиста» или «гробница Брюса». Первое название она получила за то, что в ней были найдены две знаменитые сцены с изображением арфистов, играющих на арфах перед богами Инхером, Шу и Тему, а второе — за то, что ее открыл великий путешественник Джеймс Брюс (родился 14 декабря 1730 г., а умер в 1794 г.). Гробницу начал строить еще Сет-нахт, отец Рамсеса III. Он высек три первые камеры, поэтому там, где отвалились куски штукатурки, до сих пор можно прочитать его имя.

Ее длина составляет примерно 122 метра. Наиболее интересны боковые помещения, в которые можно попасть из коридоров (в два из них ведет первый коридор, а в восемь — второй). Стены помещений украшены сценами, изображающими царя поклоняющимся богам, и отрывками из «Книги восхваления Ра», «Книги о том, что в загробном мире» и т. п.

Саркофаг царя, сделанный из единого куска красного гранита, был найден в большом зале, потолок которого поддерживали восемь квадратных колонн. Это помещение находится в самом конце гробницы. Саркофаг вырезан в форме картуша. Внутри и снаружи он украшен сценами и надписями из «Книги о том, что в загробном мире». Сейчас он хранится в парижском Лувре. Бельцони (умер в городе Гато, в Бенине, 3 декабря 1823 г.) привез его крышку в Лондон и в 1823 г. подарил Кембриджскому университету. В течение многих лет она стояла без какой-либо защиты от губительного влияния погоды наверху лестницы музея Фитцуильям, расположенного в Кембридже, но теперь ее занесли внутрь самого здания.

Тело царя оказалось среди тех мумий, которые привезли из Дейр эль-Бахри. Сейчас оно выставлено в Египетском музее Каира. В древности мумию Рамсеса III положили в гроб, принадлежавший царице Нефертари, поэтому какое-то время считалось, что в нем находится ее мумия, а не тело Рамсеса III. Но, когда 1 июня 1886 г. останки развернули и прочитали иератические надписи на бинтах, ни у кого не осталось ни малейшего сомнения в том, что перед ними лежит тело Рамсеса III. Также оказалось, что на девятый год правления верховного жреца Амона-Ра Пинеджема I, то есть около 1100 г. до н.э., останки царя заново перебинтовали. Месье Масперо считает, что черты Рамсеса III во многом напоминают облик его великого предка Рамсеса II, но они несколько мягче, тоньше и интеллектуальнее. Однако его фигура не такая подтянутая, плечи уже. В целом в ней ощущается меньше мощи.

Рамсес III стал одним из величайших героев Египта, поэтому он просто обязан был оказаться энергичным человеком, стремящимся к возвращению существовавших раньше возможностей. Но из-за немощи того века, в котором ему довелось родиться, он не смог полностью воплотить все плоды своей гениальности. Царя, однако, оправдывает то, что на момент его вступления на египетский престол страна находилась в крайне бедственном состоянии: в ней не было ни солдат, ни кораблей, ни денег, ливийцы сумели захватить некоторые ее западные владения, а на северо-востоке союзники постоянно угрожали напасть на Египет с моря. За тридцать два года своего правления он построил военный и торговый флот, создал армию, состоявшую из египтян и наемников, сохранил (и даже расширил) египетскую торговлю.

Ближе к концу правления Рамсеса III несколько придворных дам сформировали заговор, направленный против царя. В этом им помогали некоторые высшие чиновники. Цель заговора состояла в том, чтобы убить или свергнуть Рамсеса и возвести вместо него на египетский трон некоего Пента-урта, сына царской наложницы Ти, стремившейся к тому, чтобы ее отпрыск правил вместо одного из сыновей «царской жены, великой, повелительницы Обеих Земель Исет», которую она, возможно, ненавидела. К Ти присоединились несколько придворных дам.

Им удалось подкупить управляющего Пайбакакиме-на, советника Месед-су-ра, надзирателя Паанаука, писца Пентуау и чиновников Панифумтаимена, Карпусу, Ха-эм-ипета, Ха-эм-маа-эн-ра, Сети-эм-па-Техути, Сети-эм-па-Имена, Уарму, Аш -хебес-хеба, Пака-ра и Ребу-инини.

В заговор, помимо перечисленных выше лиц, были вовлечены и другие чиновники. Ти и ее друзья решили назначить руководителем заговорщиков Пайбакакимена, который, благодаря своему высокому положению при дворе, был практически вне подозрений и мог беспрепятственно ходить туда, куда хотел, и делать то, что ему нравилось.

Именно он передал подробности плана, придуманного Ти, матерям и братьям ее сообщников и объяснил своим подчиненным, что они должны делать. Для того чтобы свергнуть или убить царя, предполагалось инспирировать восстание египетских войск, расквартированных в Нубии, и их нападение на Египет. Самих египтян заговорщики решили также поднять на бунт. Они должны были помочь мятежным солдатам уничтожить правительство. Командующий нубийскими войсками благосклонно относился к заговору, так как его сестра, принадлежавшая к числу придворных мятежников, убедила его в том, что он должен помочь возвести на престол Ти и ее сына Пента-урта.

Ramses III 3

Решив, что описанных выше мер недостаточно, заговорщики переманили на свою сторону надзирателя за скотом по имени Хуи, который мог похвастаться репутацией великого волшебника. Они сумели принести ему из царской библиотеки, расположенной в Фивах, книгу о магии и приказали сделать так, чтобы и царь, и его друзья умерли. Хуи смастерил из воска фигурки людей и амулеты с магическими заклинаниями и с помощью околдованного им человека передал их во дворец. Амулеты предназначались для женщин-заговорщиц, которые надеялись с их помощью сделаться неотразимыми для того, чтобы привлечь на свою сторону нескольких чиновников. Фигурки из воска должны были, судя по всему, принести вред царю.

Но в один несчастливый для заговорщиков день царю сообщили об их плане. В результате этого главари были тут же арестованы. Рамсес III назначил следственную комиссию. Он попросил ее членов разобрать дело как можно быстрее и тщательнее. Он приказал, чтобы те, кто был осужден на смерть, сами совершили самоубийство, и чтобы ему не говорили, к какому наказанию приговорили тех, чья вина была признана менее серьезной. Царь отказался передавать членам комиссии информацию, полученную им от человека, рассказавшего о готовящемся заговоре, потому что хотел, чтобы дело разбиралось так (законно или незаконно), как это обычно принято в подобных случаях.

В состав комиссии входили восемь судей, причем шестеро из них допрашивали чиновников, которые были связаны с двором или с harim и чья вина не могла служить достаточным основанием для смертного приговора. Скорее всего, эти шесть судей приговаривали виновных к битью палками по спине или ногам, а также к прокалыванию носа и ушей. Пять судей допрашивали Пента-урта, сына Ти, его друзей, начальника лучников, расквартированных в Эфиопии, нескольких писцов из «Двойного дома жизни», верховного жреца богини Сехет, управляющего Пайбакакимена и прочих. Судьи признали их виновными в попытке реализовать план Ти, подбив солдат и народ на восстание, а также в том, что они не сообщили о готовящемся заговоре царю.

Судя по всему, командующий войсками в Нубии избежал смерти, возможно, благодаря тому, что его сестра входила в harim, но остальным главарям был вынесен смертный приговор, который они должны были привести в исполнение своими собственными руками. Скорее всего, сорок мужчин и шесть женщин были казнены. О претендовавшем на престол Пента-урте сказано: «Пента-урт, которого также звали другим именем, был приведен в суд и обвинен в соучастии в заговоре, который сделала его мать Ти с женщинами из harim, и в том, что он вел себя враждебно по отношению к своему владыке. Он был представлен перед дворецкими, чтобы допросили его. Они нашли его виновным. Они послали его в его дом, где он умертвил себя сам».

Ближе к концу расследования, когда рассматривались дела рядовых служителей harim, выяснилось, что трое из шести судей, допрашивавших их, сами были вовлечены в заговор. Их тотчас же понизили, проверили и сразу же приговорили к смерти.

Следует обратить внимание на то, что преступники, занимавшие высокое положение в обществе и, возможно, тесно связанные с царем, получили право совершить самоубийство или, по крайней мере, самостоятельно выбрать вид смерти, которая должна была наступить в их собственных домах. Это делалось для того, чтобы оградить членов семей этих людей от того позора, который обязательно стал бы преследовать их после того, как обвиненные в заговоре были бы казнены обычным палачом.

Нельзя точно сказать, как умер Пента-урт. Одна из мумий, найденных месье Масперо в Дейр эль-Бахри, вполне может принадлежать этому человеку. Она лежала в простом, выкрашенном белой краской гробу, на котором не было надписей. Очевидно, тело не готовили к мумификации. Оно было обернуто в плотное льняное полотно, а после этого забинтовано. Руки и ноги связаны вместе крепкими бинтами, причем руки сильно сжаты, а ноги выпрямлены так, будто человек умер от нестерпимой боли. Брюшная полость ввалилась, грудь и желудок выпячены. Голова откинута назад, а губы растянуты так сильно, что без труда видны зубы. Месье Масперо считает, что покойного забинтовывали заживо. Но, судя по внешнему виду тела, можно предположить, что человек умер в страшной агонии, ставшей результатом действия какого-то яда раздражающего свойства. Следовательно, его забинтовали уже после того, как он скончался. Но, какой бы ни была причина его смерти, этот человек в любом случае должен был быть членом царской семьи, иначе его тело просто не лежало бы рядом с царскими мумиями в Дейр эль-Бахри.

Из текста папируса Рамсеса III мы узнаем о том, что на тридцать втором году своего правления царь собрал представителей знати на торжественное совещание и назначил своего сына соправителем. Судя по всему, совместное правление отца и сына продолжалось в течение четырех лет.

Главную жену Рамсеса III звали Исет, но, возможно, у нее было другое имя. Ее отца звали Ху-буну-эр-джанеч.

Своих сыновей Рамсес III назвал в честь детей Рамсеса II: Па-Ра-хер-унами-эф, Менту-хер-хепеш-эф, Мери-Тем, Ха-эм-уасет, Имен-хер-хепеш-эф, Ра-месес-мери-Имен и т. д.

Греческие авторы писали о Рамсесе III, но, как и следовало ожидать, их больше всего интересовали его имя и деяния. Интересно заметить: общеизвестные факты его правления зачастую искажались из-за того, что некоторые писатели пересказывали популярные истории, в которых говорилось о нем. К тому же, для того чтобы привести повествование в соответствие со своими взглядами и пристрастиями, они нередко изменяли или фальсифицировали факты.

Согласно Геродоту (II, 121), Рамсес III, или, как его называет «отец истории», Рампсинит, был сыном Протея, преемника Ферона, преемника Сесостриса.

Согласно Диодору (I, 62), после смерти Протея «ему наследовал его сын Ремфий, который все свое время проводил, наполняя казну и складывая богатства. Бедность его духа и его отвратительная алчность были настолько велики, что не позволяли ему заниматься ничем другим, даже поклоняться богам или творить добро для человечества. И по этой причине, больше походя на управляющего, чем на царя, вместо того чтобы совершать храбрые и благородные поступки, он оставил после себя огромные кучи богатств, большие, чем какой-либо из царей, предшествовавших ему. Говорят, что всего у него было четыре тысячи золотых и серебряных талантов».

Подтверждение этих слов можно найти у Геродота (II, 124), который говорит о том, что в правление Рампсинита в Египте царило правосудие и вся страна была очень богата. Это процветание — результат успешной торговли Рамсеса III, развитой им благодаря новым египетским кораблям, плававшим по Средиземному и Красному морям, и той свободе, которой наслаждался каждый купец, получивший разрешение вести свои дела так, как ему нравится.




1962 года рождения, родилась в городе Суздаль. Росла в семье интеллектуалов. Здесь жили потомственные филологи русского языка и…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × два =

Наверх