РА-УСЕР-МААТ-СЕТЕП-ЭН-РА, СЫН СОЛНЦА, РАМЕССУ-МЕРИ-ИМЕН (часть 4)

Автор:

В Эль-Кабе Рамсес построил храм в честь бога Тота, Хора и Нехбет. Остатки проводимых им работ найдены в Джебель эс-Сильсиле, Ком-Омбо, в различных местностях Асуана (а также прилегающих к нему) и на острове Элефантина. О храмах в Бет эль-Вали и Абу Симбеле говорилось выше. Рамсес строил и в Нубии. Среди созданных им там памятников можно назвать:

1) скальный храм в Герф Хуссейн, посвященный Птаху, Хатхор, Анукет и другим богам;

2) храм в Вади эс-Себуа, часть которого вырезана из скалы. Здесь Рамсес приказал построить великолепную аллею сфинксов и установить свои статуи;

3) храм в Дерре, также высеченный в скале. Проведение всех этих работ требовало привлечения большого количества рабочих и крупных денежных сумм. Понять, как царю удавалось доставать эти ресурсы, не так-то легко. В Египет больше не попадала дань, которую раньше платили цари Сирии и Палестины. Вряд ли поступления из Судана могли удовлетворить все потребности Рамсеса II.

Важным источником доходов были золотые рудники Вади эль-Аллаки, которые разрабатывались еще в период правления Сети I. Неизвестно, добывали ли египтяне золото в этих копях на более ранних этапах своей исто-рии. Мы знаем лишь то, что в них добывалось достаточно золота для того, чтобы они действовали в течение римского и даже арабского периодов истории Египта.

Та часть рудников Вади Аллаки, которая разрабатывалась в эпоху правления Сети I, находится вблизи современной деревни Куббан, расположенной на месте римской крепости Контра Пселхис, напротив современной Дакки. С Нила к этому месту можно попасть через Куббан.

Недалеко отсюда была найдена большая, немаловажная для исследования стела, датированная третьим годом правления Рамсеса II. Она проливает свет на то, как в то время шла работа на рудниках, и описывает те трудности, с которыми сталкивались рабочие. Связаны они в основном были с нехваткой питьевой воды. Сначала идут строчки, в которых перечисляются имена и титулы царя, затем Рамсес заявляет о том, что он завоевал Кеш и страну негров, и что его земли простираются на юг до Кари.

После этого он говорит о том, что золото появляется из горы при упоминании одного его имени, так же как это происходит под действием силы имени

Хора, владыки Бак, (то есть современного Куббана). В надписи говорится и о том, что однажды Рамсес II организовал совет, состоявший из представителей знати. На повестку дня было поставлено обсуждение положения золотоносных земель.

Именно тогда ему доложили о том, что работы на рудниках продолжать нельзя, потому что на дороге нет воды и люди и животные умирают от жажды по пути на копи и при возвращении с них. Все согласились с тем, что в стране Икаит, много золота, но, так как на дороге, ведущей к ней, нет воды, кроме той, что падает с неба, его добывать там не следует.

Затем царь приказал привести к нему надзирателей за рудниками и изъявил желание выслушать их рекомендации. Когда они предстали перед ним и вознесли ему похвалы, он объяснил им положение в стране, и спросил у них, можно ли вырыть на дороге колодец.

Надзиратели с радостью приняли его предложение и похвалили царя за его мудрость и разум. Они припомнили времена, когда он был соправителем отца, и заговорили о тех великих зданиях, которые он построил, став правителем всей страны. Эту должность он, судя по всему, к тому времени занимал уже в течение десяти лет.

После этого правитель Нубии заявил, что в его стране никогда не было воды и что Сети I, начиная работы на этих рудниках, тоже приказывал вырыть колодец. Но рабочие, выкопав в определенном месте на дороге, ведущей к копям, яму, глубина которой достигала 120 локтей, так и не нашли воду. В итоге он посоветовал царю поговорить со своим отцом, богом Нила Хапи. Он был уверен в том, что Рамсесу достаточно только попросить божество для того, чтобы убедить его направить воды в заброшенную пустынную страну.

Однако Рамсес приказал вырыть там колодец и послал вместе с рабочими царского писца, который должен был следить за выполнением его приказа. Бурильщики приступили к работе и на глубине двенадцати локтей нашли воду, которая поднималась наверх в таких количествах, что люди, подобно жителям болотистой Дельты, вскоре смогли плавать в этом месте на лодках.

Столь же полезными для страны были работы, которые Рамсес II провел на канале, связывавшем Бубастис и Горькие озера. Царь собирался продолжить его до самого Красного моря. Скорее всего, какие-то части этого канала существовали еще во времена правления Сети I, но ни он, ни его сын так и не закончили его. Рамсес, судя по всему, только расширил или углубил его. Благодаря Некау, представителю XXVI династии, работа продвинулась еще на шаг вперед. Канал был наконец доведен до Красного моря в правление Дария.

Рамсес женился на двух своих сестрах, Нефертаримери-Маат и Исет-неферт, которые родили ему нескольких детей, как мальчиков, так и девочек. Затем он женился по крайней мере на двух своих собственных дочерях, а именно Банта-анту, и Имен-мерит. Кроме этих двух жен, у него было и множество наложниц, как иностранок, так и египтянок, которые родили ему, без преувеличения, множество детей.

Рамсес приказывал составлять списки своих сыновей и дочерей. Они найдены в Абидосе, Фивах, Вади эс-Себуа и Абу Симбеле, но, судя по всему, все они неполные и содержат имена только некоторых его сыновей и дочерей. Самый полный перечень находится в Вади эс-Себуа. В нем перечислены сто одиннадцать сыновей и примерно пятьдесят одна дочь.

Чаще всего в текстах упоминаются его сыновья Имен-хер-хепеш-эф, Рамессу, Па-Ра-хер-унами-эф, Имен-хер-унами-эф, Имен-мери и Сети. Сын Рамсеса Ха-эм-уасет, сын царицы Исет-неферт, был семом, жрецом

Птаха, а также занимал несколько высоких жреческих должностей. Именно он был настоящим основателем Серапеума. Этот человек получил прекрасное образование и пользовался огромным уважением и славой волшебника, как это видно из знаменитого рассказа Сетны. Он, судя по всему, возглавлял правительство страны в течение двадцати пяти лет, до самой своей смерти, произошедшей на пятьдесят пятом году правления Рамсеса II.

На этом посту его сменил его брат Мер-эн-Птах-хетеп-хер-Маат, стоявший в списке сыновей Рамсеса II под номером тринадцать. Он уже исполнял обязанности наместника в течение двенадцати лет, когда на шестьдесят седьмом году своего правления в возрасте примерно ста лет умер его отец.

Рамсес построил себе гробницу в Долине царей в Фивах. Можно предположить, что его похороны были очень пышными. Погребальный инвентарь, скорее всего, соответствовал положению человека, для которого он предназначался. К концу правления XX династии гробница была ограблена бандой профессиональных расхитителей. Оттуда, вероятно, украли все, что можно было унести. Во время царствования династии Птолемеев можно было войти в нижние комнаты, но уже через несколько столетий все коридоры и помещения оказались полностью засыпанными песком.

Шампольон и Роселлини смогли пробраться в гробницу и осмотреть часть ее. Несмотря на жару и нехватку воздуха им удалось определить ее размер, особенности декора и т. д. Расчистив песок, Лепсиус сумел составить план коридоров и комнат, но обнаружил, что изображения на стенах почти полностью уничтожены влагой и песком, сыпавшимся по крутым коридорам в погребальную камеру. Удивительно, что никто из великих архитекторов или руководителей строительного подряда, работавших у Рамсеса II, не предупредил его о возможности того, что это может произойти во время дождя.

Мумия Рамсеса II была найдена в Дейр эль-Бахри. Она лежала в деревянном гробу, в который, скорее всего, ее поместили в период правления XX династии. По крайней мере, это доказывается нанесенными на него изображениями и характером письма. Первоначальный саркофаг был разбит специально или просто упал, и верховный жрец Амона Хер-Херу, приказал сделать для мумии новый. В тяжелые времена, когда страной правили представители XX династии, жрецы Амона вынесли тело Рамсеса II из его гробницы и для того, чтобы сохранить его, отнесли в гробницу Сети I. Впоследствии покой царя снова потревожили, и его останки перенесли в гробницу царицы Инхапу, расположенную в той части Бабан эль-Мулука, где построил свое последнее убежище Аменхотеп III. Около века спустя верховный жрец Амона по имени Пинеджем, обернул мумию новыми бинтами.

631_001_cairo_museum_senurset_1_621_12

1 июня 1886 г. Масперо разбинтовал мумию Рамсеса II. Когда бинты были удалены, выяснилось, что длина замумифицированного тела составляет около 168 см. Голова маленькая по сравнению с туловищем и довольно длинная. Волосы, которые на момент смерти были белыми, окрасились, благодаря средствам, примененным при мумификации, в светло-желтый цвет. Лоб низкий и узкий. Седые густые брови хорошо очерчены. Глаза маленькие, близко посаженные. Нос длинный, узкий и немного крючковатый. Виски вдавленные. Скулы резко выступают. Уши круглые. В них проколоты дырки. Должно быть, в них были вдеты серьги, но грабители вынули их. Челюсти прочные и сильные. Подбородок ярко выраженный. Рот большой, а губы толстые. Зубы, хотя и немного мягкие, сохранили белизну. Судя по всему, за ними хорошо ухаживали.

На момент смерти кости Рамсеса были слабыми и хрупкими, а мускулы атрофировались из-за старости. Месье Масперо думает, что прожил царь почти сто лет. Описывая мумию, он замечает, что внешний вид Рамсеса вполне соответствует его характеру: «В итоге маска мумии дает достаточно ясное представление о том, каким был облик живого царя — глупое выражение лица, слегка зверское, но горделивое и упрямое. Причудливый механизм бальзамирования запечатлел внешность великого государя». Эти слова соответствуют тому, как Рамсеса II описывают его надписи и памятники. В молодости он был храбр и активен. Он сумел стать талантливым, хотя и жестоким правителем. Старость он пережил сравнительно тихо, не отказывая себе в тех удовольствиях, которые были доступны ему в его дворце и обществе Harimat, управляя страной лишь номинально.

Царь был тщеславен и хвастлив. Это иллюстрируют оставленные им надписи. Он позволял своим придворным писцам составлять заведомо ложные рассказы о своей жизни. Хотя, возможно, египтологи просто неправильно поняли их, так как факты зачастую оказываются спрятанными под наслоениями высокопарных слов. Хотя, в конце концов, у него не было никаких оснований к тому, чтобы требовать от Палестины и Западной Азии или Нубии, вплоть до Кари, признания его власти. Ничто не может скрыть тот факт, что в период правления Рамсеса II мощь Египта продолжила уменьшаться. Он не смог восстановить свои прежние владения, а подвластные ему территории уменьшились до состояния, в котором они пребывали до блестящих завоевательных кампаний царей XVIII династии.

В работах Геродота и Диодора, а также в произведениях некоторых других античных авторов описываются (или упоминаются) грандиозные деяния и подвиги героя по имени Сесострис. Нельзя точно сказать, что все эти писатели хотя бы примерно знали, когда он жил. Но с полной уверенностью можно заявить, что многие его поступки соответствуют тем, которые описывает Рамсес II. Именно история его правления побудила греков создавать легенды и романы о Сесострисе.

Имя «Сесострис» определенно не может быть какой-либо формой имени Рамсеса. Профессор Зете совершенно прав, говоря о том, что оно образовано от древнего египетского имени «Сенусерт», или Усертсен, и

что настоящим персонажем легенды о Сесострисе был царь, носивший это имя. Но вполне возможно, что в появлении имени «Сесострис» немаловажную роль сыграло прозвище Рамсеса II, «Сесетсу». К тому же, нельзя точно сказать, почему какой-либо из царей, чьи имена звучали как «Усертсен» или «Сенусерт», стал популярным героем исторических романов.

Сесосес Плиния, создавший «третий обелиск в Риме», скорее всего, не кто иной, как Усертсен I. Это можно доказать тем, что имя его сына Нункорей очень похоже на преномен Аменемхета II Нуб-кау-ра.

Но он, в отличие от Рамсеса II, не вел войн и не строил больших храмов, то есть он не делал того, чем прославился Рамсес II.

С другой стороны, Сесострису присвоены деяния, не имеющие аналогий в истории правления Рамсеса II, таким образом, мы вынуждены придти к выводу о том, что Сесострис греческой легенды — составной персонаж, вобравший в себя образы многих легендарных царей и воинов. Его можно сравнить с такими популярными героями, как Гильгамеш, история о подвигах которого доставляла удовольствие шумерам и вавилонянам в течение тысячелетий, как Нимрод и Александр Великий, которым традиция приписывала мудрость, силу и победу над многими историческими персонажами и истории о которых, переведенные на многие языки, пленили людей всех национальностей от Малайи на Востоке до Англии на Западе.

Самое полное описание деяний Сесостриса содержится в работе Диодора Сицилийского, который не только повторяет рассказ об этом герое Геродота, но и, что намного более интересно, добавляет к нему множество новых фактов, иллюстрирующих развитие легенды о его деяниях и подвигах царя уже после смерти «отца истории».

Экспедиция Рамсеса II к Красному морю, конечно, была не чем иным, как походом в страну Пунт, и хотя она была не вполне обычной, великой завоевательной кампанией ее назвать довольно сложно. Данных, которые подтверждали бы правомерность заявлений о завоеваниях Рамсеса II в Бактрии и других отдаленных азиатских странах, нет. Но, скорее всего, его имя достигло этих далеких территорий, так как князь Бехтена послал к царю гонца с просьбой прислать к нему лекаря, а в следующий раз Рамсес отправил туда бога, который должен был вылечить дочь князя. В текстах говорится, что Бехтен был в семнадцати месяцах пути от Египта, а значит, дорога туда была неблизкой.




1962 года рождения, родилась в городе Суздаль. Росла в семье интеллектуалов. Здесь жили потомственные филологи русского языка и…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × 1 =

Наверх