РА-УСЕР-МААТ-СЕТЕП-ЭН-РА, СЫН СОЛНЦА, РАМЕССУ-МЕРИ-ИМЕН (часть3)

Автор:

Пуухипа, из страны Киджауадана.

Исходя из анализа последней части имени царицы можно сделать вывод о том, что она была родом из Митанни. В связи с этим сразу вспоминаются имена Гилухипы и Татумхипы, сестры и дочери Тушратты, царя Митанни, вышедших замуж за египетских царей. Скорее всего, слово «Кипа» само по себе было именем не позднее 710 г. до н.э., потому что так звали рабыню, которая упоминается в маленькой табличке, хранящейся в Британском музее. Возможно, когда-то сама женщина носила ее как отличительный знак.

В конце предложенного Хета-саром договора был приведен ряд дополнительных условий, которые по своей собственной инициативе добавил к соглашению Рамсес. Речь в них идет об экстрадиции преступников и высылке на родину тех хеттов, которые решат поселиться в Египте, или египтян, задумавших переехать в страну хеттов.

Судя по тексту соглашения, хеттский царь чувствовал себя равным Рамсесу. Египетский повелитель был вынужден признать это. В любом случае, обе договаривающиеся стороны всячески демонстрировали свои дружественные намерения. Но все же в договоре прописывалась невозможность существования в Сирии египетских владений.

Через тринадцать лет после подписания соглашения, то есть на тридцать четвертом году своего правления, Рамсес женился на Ур-маа-неферу-Ра, дочери хеттского царя. Свою супругу Рамсес сделал главной царицей Египта. Мы не знаем ее хеттское имя, но на стеле в Абу Симбеле она представлена в образе египетской царевны, несмотря на то что ее отец изображен в характерной хеттской конической шапочке и в длинном, похожем на плащ одеянии.

Возможно, имя именно этой царевны упоминает в своей речи бог Птах, перечисляя все сделанное им для Рамсеса. Он говорит, что привел землю хеттов во дворец египетского царя, и, следовательно, ее жители стали приносить дань Рамсесу, а владения их господ — принадлежать египетскому царю, причем во главе них стоит старшая дочь владыки хеттов, «успокоившая сердце повелителя Обеих Земель»,

Через некоторое время после того, как его дочь вышла замуж за Рамсеса II, хеттский царь вместе со своим другом, царем Кади, прибыл ко двору египетского царя. В Фивах пред ними во всем своем великолепии предстала хеттская царевна, ставшая египетской царицей.

Эту свадьбу увековечили жрецы Хенсу, установив -шие стелу, в которой рассказывается о том, как их могущественный покровитель излечил сестру царицы. Сразу после того как царь женился на дочери хеттского царя Ра-маат-ур-неферу, к нему прибыли послы из страны, принадлежавшей ее отцу. Они сказали, что ее младшая сестра Бенет-решет, очень больна, и попросили прислать к ней лекаря. Рамсес тут же отправил в Бехтен царского писца Техути-эм-хеба. Прибыв в город, тот увидел, что царевна одержима демоном, над которым он был не властен.

Отец девушки, названный в тексте князем Бехтена, еще раз послал своих людей в Египет. Они просили Рамсеса послать бога, который смог бы вылечить Бенет-решет. Тогда египетский царь пошел в храм и спросил бога Хенсу-нефер-хетепа, поедет ли тот в Бехтен, чтобы помочь царевне. Бог в знак согласия кивнул головой.

После семнадцатимесячного путешествия Хенсу прибыл в Бехтен. Затем его отнесли в то место, где находилась больная девушка. Он поделился с ней своей чудесной исцеляющей силой, и она сразу же выздоровела. Демон, который до этого находился в ней, вышел наружу и признал верховенство египетского бога. Князь Бехтена пытался удержать Хенсу в своей стране, но бог решил иначе, и в конце концов повелитель Бехтена отправил его в сопровождении жрецов, лодок, торжественной процессии и богатых даров домой. В Египет Хенсу прибыл на тридцать третьем году правления Рамсеса II.

Приведенная выше версия этого события была записана через некоторое время после того, как царь женился на хеттской царевне. Значит, вполне возможно, что жрецы сделали в ней ошибку. Бог никак не мог отправиться в Бехтен до свадьбы Рамсеса, состоявшейся, судя по надписи на стеле в Абу Симбеле, на тридцать четвертом году его правления.

В течение нескольких лет после военных кампаний в Палестине и Сирии Рамсес достраивал здания, начатые его отцом Сети I, сооружал свои собственные постройки, украшая их своими статуями и обелисками, и восстанавливал старые святыни в различных частях Египта и Нубии. По остаткам монументов, построенных по приказу этого царя, можно судить о том, насколько бурной была его строительная деятельность.

Правда, можно с полной уверенностью сказать, что у Рамсеса была привычка присваивать себе статуи, сфинксов и т. д., созданных его предшественниками. Когда он заканчивал восстановление какого-либо храма или святилища, он приказывал написать на стенах, входе, притолоках и т. п. свое имя. Таким образом, посетитель вполне мог подумать, что именно Рамсес соорудил это здание. К текстам на обелисках, возведенных его предтечами, он велел добавлять строки, восхваляющие его. Порой он придумывал самые непредсказуемые способы для того, чтобы оставить свое имя в каждом египетском храме, крепости и святилище. Кроме того, он изменял памятники своих предшественников, в результате чего их имена, оставленные там, исчезали.

Знаменитый храм в Нубии — одна из величайших работ Рамсеса II. Он высечен в твердой скале, расположенной на левом, или западном, берегу Нила, в Абу Симбеле. Он посвящен фиванскому Амону, гелиопольско-му Ра-Херу-хути и мемфисскому Птаху. Позднее там отправлялся культ самого Рамсеса II. Для нас не имеет значения, сам ли царь построил этот храм, или он переделал или закончил здание, созданное кем-то из его предшественников. Точно можно сказать только одно: этот храм — одно из самых совершенных архитектурных творений, когда-либо созданных древними египтянами.

tumblr_m6vl6kBK6Q1rui49ao1_1280

К храму подходит лестница, ведущая в некое подобие двора. Здесь, перед самим зданием, по две с каждой стороны от двери, сидят огромные статуи Рамсеса II. Высота каждой из них составляет более восемнадцати метров. Вырезаны они из цельной скалы.

Ширина фасада храма — около тридцати метров, а высота — примерно двадцать семь метров. Здание увенчано карнизом, украшенным изображениями двадцати одной собакоголовой обезьяны. Длина самого храма составляет около пятидесяти шести метров. Внутри располагается огромный зал, размеры которого примерно восемнадцать метров в длину и восемь метров в ширину. В нем — четыре квадратные колонны, около девяти метров каждая. Напротив колонн стоят гигантские пятиметровые фигуры Осириса. К большому залу примыкает маленький зал, размеры которого примерно одиннадцать метров в длину и восемь в ширину. Потолок меньшего зала также поддерживают четыре колонны. Именно здесь расположены святилище и алтарь.

В связи с этим храмом нужно упомянуть еще один, посвященный богине Хатхор. Он находится чуть севернее того, который был описан выше. Размеры фасада этого храма — примерно двадцать восемь метров в длину и двенадцать в высоту. Четыре из шести расположенных здесь статуй (их высота более девяти метров) представляют собой изображения Рамсеса II, а две другие — его жены Неферт-ири-мерт-эн-Мут.

Рамсес II вел активное строительство и на севере Египта. Там он практически перестроил заново Танис, сделав его своей столицей. Таким образом, этот город стал, наряду с Мемфисом и Фивами, одним из важнейших центров страны. Нужно заметить, что далеко не многие цари понимали, насколько важно сделать столицей своего государства поселение, располагающееся вблизи от границы с Сирией. Рамсесу показалось, что Фивы находятся слишком далеко, и поэтому для того, чтобы эффективно контролировать разворачивающиеся на Ближнем Востоке события и получить возможность как можно быстрее вторгнуться в пределы Палестины, он перенес центр Египта в Дельту.

В период правления Рамсеса II Танис превратился в прекрасный город. Должно быть, не один семитский поселенец восхищался тогда его храмами и обелисками. Нужно сказать, что Рамсес, который никогда не уставал провозглашать в Фивах свою приверженность богу Амону и хвастаться тем, что он сделал для этого божества, в Танисе всегда поклонялся Сутеху и Бару, а также другим богам, ставшим предметом ненависти жителей Верхнего Египта, которые еще не забыли, что их почитали презираемые ими гиксосы.

Со стороны Рамсеса II это могло быть сугубо политическим актом. Возможно, таким образом он пытался заявить о своей приверженности семитским богам на территории, населенной в основном семитами. Вряд ли великие цари XVIII династии одобрили бы этот акт. Его терпимость по отношению к семитам можно доказать, проанализировав текст «Стелы Четырехсот лет». Она называется так потому, что датирована четырехсотым годом эры, начавшейся с того момента, как Нубти, царь гиксосов, построил Танис.

В Гелиополе и Мемфисе Рамсес II также провел ряд важных строительных работ. Согласно Плинию, он установил четыре обелиска на их прежнем месте. В Абидосе он закончил храм, строительство которого было начато его отцом Сети I. В надписи, оставленной им на стенах этого сооружения, он заявляет о том, что приказал продолжить работы в год смерти отца. Также Рамсес упоминает все то хорошее, что он сделал для этого храма, и приводит тексты молитв, с которым он обращался к богу, а также речи, адресованные его отцу, и ответы Сети.

Недалеко от храма Сети, или Мемнония, как назвал его Страбон, Рамсес построил еще один храм, который он посвятил богу Осирису. Судя по сохранившимся руинам, это было цельное и очень красивое строение. Остается непонятным, почему оно так плохо сохранилось. Его стены были украшены рельефами с изображениями событий войны с хеттами, а в одном из коридоров храма был найден список царей (сейчас он хранится в Британском музее). Скорее всего, это копия того перечня, который его отец приказал запечатлеть на стенах своего храма.

К строительным работам в Фивах Рамсес приступил еще в начале своего длительного правления, и, судя по всему, они велись здесь почти вплоть до его смерти. Он закончил возведение большого гипостильного зала в Кар-наке, пристроив к нему пятьдесят четыре колонны. Его дедушка Рамсес I воздвиг одну из них, а его отец — семьдесят девять. Царь построил ведущий к залу пилон, записав на его стенах названия завоеванных им городов и стран. Он оградил стеной большую часть храма Амона. В восточной его части Рамсес построил маленький храм и колоннаду.

Царь присвоил себе обелиск Тутмоса III, возведенный им перед одним из сооруженных по его приказу пилонов. Вполне вероятно, что Рамсес узурпировал и большинство крупных статуй, на которых написано его имя. К надписям на стенах многих храмов он добавил рельефы и тексты, в которых рассказывалось о его завоеваниях. Среди них — и копия его договора с хеттами. Этот текст, оставленный на стенах крупного святилища, которое представители XVIII династии возвели на деньги, полученные в виде дани с хеттов и других азиатских народов. Он иллюстрирует то, какой незначительной была власть Египта во время правления Рамсеса II.

Рамсес многое добавил к незаконченному храму Аменхотепа III. Он построил большой передний двор с колоннадой, двор с портиками и огромный пилон, перед которым он поставил шесть своих больших статуй (две из них сидят, а четыре — стоят). Царь возвел два огромных обелиска из красного гранита со своим именем и титулами. Один из этих памятников находится в Париже, а второй остался на своем прежнем месте. Высота каждого обелиска составляет около двадцати четырех метров, а весят они примерно по 250 тонн.

Рамсес закончил погребальный храм, строительство которого его отец начал в Курне. Также он приказал произвести реставрационные работы в храме Хатшепсут в Дейр эль-Бахри. Возможно, он вел и другие работы в прочих святилищах, расположенных на западном берегу Нила. Величайшим строением, созданным Рамсесом II в западной части Фив, стал Рамессеум, который он посвятил Амону-Ра. Скорее всего, именно это здание описывает Диодор, называя его «гробницей Осимандия». Страбон дал ему другое имя — Мемноний. На первом пилоне Рамсес приказал изобразить сцены войны с хеттами, а спереди второго пилона он установил свою огромную статую, возможно, самую большую в Египте. Ее высота составляла около восемнадцати метров, а весила она не менее 885 тонн.

Диодор так описывает эту статую: «Это творение достойно не только одобрения своим величием, но и восхищения, вызванного великолепием резьбы и работы, качеством камня. В столь прекрасной работе нельзя заметить ни одной трещинки или другого недостатка. На нее нанесена следующая надпись: „Я — Осимандий, царь царей. Если кто-то узнает, насколько я велик и где я лежу, пусть попробует превзойти мои творения». Конечно, надпись на статуе — всего лишь плод воображения автора.




1962 года рождения, родилась в городе Суздаль. Росла в семье интеллектуалов. Здесь жили потомственные филологи русского языка и…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

три × 5 =

Наверх