Скандал эпохи Рамсесов

Автор:

Коррупция и крах традиционных ценностей были последствиями династического кризиса, в который Египет погрузился после смерти Рамсеса II. Скандалы вспыхивали один за другим; в этой статье мы расскажем вам о деле, потрясшем общину ремесленников Дейр-эль-Медины, знаменитую Школу Гробницы.

Все началось со страшной находки — тела некоего Неферхотепа, и в том, что это убийство, сомневаться не приходилось. Банальное преступление, скажете вы, для этого смутного периода в истории Древнего Египта, когда беспорядки и насилие стали обычным делом. Вот уже несколько лет страна переживала глубочайший политический кризис. Рамсес II царствовал очень долго. Слишком долго. И его правление, начавшееся в роскоши и процветании, завершилось в упадке. Преемник Рамсеса, Мернептах, воспользовался последними отблесками славы этого великого фараона.

Однако вместе со славой ему достался и тяжкий груз забот. Несмотря на все стремление стать хорошим правителем, Мернептах не смог справиться с этой ношей. После смерти Рамсеса II Египет был подобен телу, лишившемуся души. Он стал соблазнительной добычей. Соседние державы, только и ждавшие, когда скончается великий царь, открыто заявили о своих притязаниях. Мернептах был вынужден постоянно вести войну, чтобы удерживать противников на безопасном расстоянии. Хотя военные кампании позволили правителю отвести (впрочем, ненадолго) угрозу внешней агрессии, они же стали причиной анархии во внутренней политике. И в Египетском царстве воцарился хаос…

Аменмес оттесняет Сети II

Кризис перешел в открытую фазу после смерти Мернептаха. По идее, правителю должен был унаследовать его сын, Сети II. Новый фараон уже был взрослым, и отец успел приобщить его к государственным делам. Однако на сцену вышел другой фараон, также заявивший о своих правах на престол. Этого дерзкого соперника звали Аменмес. Кем же он был? На этот счет существуют разные гипотезы. Некоторые исследователи видят в нем двоюродного брата Сети II, отпрыска одной из многочисленных побочных ветвей

Рамсеса II. Другие называют его сыном самого Сети, который якобы восстал против отца, или единокровным братом фараона. Верного ответа мы не знаем и, скорее всего, не узнаем уже никогда. Однако, кем бы ни был этот загадочный Аменмес, соперничество между двумя правителями стремительно приобрело масштабы гражданской войны. Центральная власть, неоднократно подвергавшаяся осмеянию, пришла в упадок. Повсюду воцарилась коррупция, традиционные ценности были забыты, насилие постоянно брало верх. События, о которых мы расскажем в этой статье, — прекрасный тому пример.

Вернемся к телу Неферхотепа, убийство которого при описанных выше обстоятельствах могло бы показаться ничем не примечательным, если бы не один факт: жертва занимала необычайно важную должность в египетском обществе того времени. Действительно, Неферхотеп был главой Школы Гробницы, то есть именно ему подчинялась могущественная община ремесленников Дейр-эль-Медины, которая занималась сооружением, обустройством и украшением гробниц фараонов в Долине Царей. Неферхотеп унаследовал эту должность от своего отца, Небнефера, который занимал эту важнейшую должность до самой смерти. У него был младший брат, также ремесленник из общины Дейр-эль-Медины. В связи с этим возникает вопрос: был ли Неферхотеп жертвой обычного грабежа, убийства с целью наживы, или же, учитывая занимаемую им должность, его смерть была как-то связана с политикой? К тому времени разграбления . царских захоронений приобрели почти эпидемический характер.

Гробницы вскрывали постоянно, причем бесчисленные сокровища, хранившиеся в них, бесследно исчезали; в этих разграблениях уже тогда были замешаны ремесленники Дейр-эль-Медины. Таким образом, вполне можно говорить о настоящей организованной шайке расхитителей царских гробниц, однако неизвестно, кто был ее главарем. Ясно одно: бандитам покровительствовали весьма высокопоставленные лица. В таком случае остается только гадать: не узнал ли Неферхотеп о чем-то, не разгадал ли какую-то тайну или не увидел то, чего не должен был видеть? А может, он сам был вовлечен в эту аферу? Расследование ничего не показало. Глава ремесленников совершенно определенно был убит, в этом нет абсолютно никаких сомнений, однако личность его убийцы и мотивы преступления по-прежнему остаются загадкой.

Визирь попирает обычаи

Поиску разгадки нисколько не способствовало назначение преемника Неферхотепа. Действительно, тут произошло нечто необъяснимое. Согласно обычаю, принятому в общине ремесленников, новым главой должен был стать старший брат Неферхотепа, Аменнахт. Аменнахт тоже был опытным и компетентным ремесленником, в высшей степени достойным занять место брата. Однако эту должность получил некий Панеб. Вопреки всем до сих пор соблюдавшимся правилам, это назначение навязал общине визирь Паремхеб. Он был самым влиятельным членом Школы Гробницы после самого фараона.Как же подобное назначение могло состояться?

Ведь это явное пренебрежение всеми древними обычаями! Этим вопросом задавались и все ремесленники Дейр-эль-Медины, а в первую очередь, конечно, тот человек, кого решение визиря лишило его законных прав, то есть Аменнахт, брат погибшего главы общины. Более того, Панеб, получивший должность главы гильдии, потребовал от своего соперника, чтобы тот публично отказался от этой должности в его пользу. Для Аменнахта такое требование было крайне унизительным, и оно свидетельствовало о том, что он действительно лишился принадлежащего ему по праву места. Что же заставило визиря Паремхеба принять решение в пользу Панеба? Конечно же, коррупция!

Скандал подобного рода в правящих кругах Древнего Египта был уже далеко не первым. Тем не менее, важно понимать: коррупция и использование служебного положения — это очень точные показатели состояния нравов нации. Эти пороки, довольно редко встречающиеся в годы процветания, в смутное время становятся повсеместными. Еще один признак неблагополучия страны — уровень, на котором они отмечаются. На сей раз в злоупотреблении властью и попрании многолетних традиций общины пришлось подозревать самого визиря Школы Гробницы, то есть чиновника высочайшего ранга. Что же до нового главы общины, то его моральные качества были, мягко говоря, сомнительны.

Панеб, ставший наследником Неферхотепа, на самом деле был приемным сыном покойного главы. Этот осиротевший ребенок был родом, по-видимому, из семьи ремесленников Дейр-эль-Медины. Он попал в дом Неферхотепа еще маленьким мальчиком, и тот вырастил и воспитал его, научив к тому же своему ремеслу. Таким образом, Панеб был назначен на эту должность по праву потомка покойного главы, однако в обход своего дяди.

Хитрый, жестокий и вспыльчивый человек

Непростым и очень неприятным человеком оказался этот Панеб. Чувство благодарности явно не входило в число его достоинств. Он был хитер и жесток, и вдобавок очень вспыльчив. Более того, он не раз участвовал в драках и всевозможных махинациях и темных делишках. Однажды Панеб перешел все границы, набросившись на своего приемного отца и угрожая убить его, так что на какое-то время в доме пришлось поставить ночную стражу. Видимо, Неферхотеп всерьез опасался за свою жизнь. Глава ремесленников обратился с жалобой к визирю Школы Гробницы, которым тогда еще был не Паремхеб. Визирь призвал Панеба и объявил ему строгий выговор. Однако Панеб не утратил наглости ни на минуту и повернул дело иначе, представив себя невинной жертвой Неферхотепа. По его версии происшедшего, это приемный отец жестоко избил его и выгнал из дома, наказав не возвращаться, так что Панеб потребовал удовлетворения, обратившись к самому фараону!

Дела в Египетском царстве, между тем, запутались настолько, что, когда жалобу Панеба зачитали Аменмесу, тот, вместо того, чтобы наказать дерзкого юнца, удовлетворил его прошение и, полностью поверив ему, прогнал своего визиря. Именно тогда эту должность получил Паремхеб. О чем же договорились новый визирь и Панеб? Хотя на этот вопрос мы ответить не можем, нам известно точно, что с того дня Панеб сделался весьма влиятельной фигурой, чья власть значительно возросла с его назначением на должность главы общины.

Была и еще одна личность, с которой Панеб поддерживал самые лучшие отношения: мы говорим о писаре Школы Гробницы, Кенхерхепешефе. Он был своего рода секретарем по общим вопросам в общине ремесленников. О чем бы ни шла речь: об организации работ, о вопросах по снабжению или найме персонала — все, абсолютно все проходило через него. Он был в курсе всех дел и зачастую принимал решения вместо Паремхеба, полностью доверявшего ему. Это объясняет, почему все старания Амен-нахта, надеявшегося доказать виновность племянника в смерти Неферхотепа, были тщетны. Аменнахт собрал все улики, однако прямых доказательств у него так и не оказалось. Он писал жалобы, обращения и протоколы, но ни один из этих документов не дошел до компетентных чиновников. Кенхерхепешеф и его начальник, Паремхеб, защищали Панеба и помогали ему. Но почему?.. Что они получали взамен? Это остается тайной.

Глава ремесленников — грабитель

Однако на Панеба жаловался не только Аменнахт. Вся община ремесленников Дейр-эль-Медины обвиняла его в тирании и жестокости. А еще в оргиях, в которых также нередко участвовал Аапехти, родной сын Панеба. Иногда между отцом и сыном вспыхивала ссора, и дело доходило даже до драки. Но чаще всего они вместе наслаждались благосклонностью женщин общины. Если же те не соглашались отдаться им по доброй воле, Панеб овладевал ими силой. Согласно одному из доносов, однажды он изнасиловал какую-то несчастную «на вершине стены» (!).

Как ни удивительно, Панеб продолжал пользоваться полной безнаказанностью, несмотря на многочисленные жалобы своих соседей. Он разошелся не на шутку. Теперь уже он, не скрываясь, принялся в открытую заниматься разграблением царских гробниц, которые официально обязан был охранять и обустраивать. Панеб не только перепродавал найденные сокровища, но и собирал материалы, мебель и ценные изделия, чтобы обустроить собственную гробницу. Он заставил трудиться над ней целые бригады ремесленников, которых отвлек от основной работы.

1002769-i_056

Но вот однажды Панеба застали врасплох в подземной гробнице Сети II, разграблением которой он занимался. Он был мертвецки пьян и валялся без чувств прямо на добыче, которую готовился похитить. На сей раз глава ремесленников зашел чересчур далеко. Свидетелей оказалось слишком много, чтобы кто бы то ни было, пусть даже сам визирь, мог замять дело. Панеб был схвачен, отстранен от должности и предан суду. Интересно, что никакой информации о вынесенном ему приговоре не сохранилось, однако его имя исчезло из списка работников общины. Вероятно, он был приговорен к пожизненному изгнанию.

Можно предположить, что после всех этих треволнений храбрый Аменнахт был наконец восстановлен в своих правах и получил должность главы ремесленников, которой лишил его Панеб. Но нет! Панебу унаследовал некий Аанахт. Возможно, принимая такое решение, власти надеялись окончательно предать забвению эту неприятную историю.

КОРРУПЦИЯ

Дела о разграблении захоронений вскоре стали еще более частым явлением; пик приходится на годы правления Рамсеса IX. Удивительно, что во многих случаях можно констатировать полное бездействие со стороны тех, кто должен был предупреждать и карать эти преступные действия. Историяс наместником Пасером это подтверждает. Устав наблюдать за растущим количествам оскверненных гробниц, Пасер обратился к визирю Пауре, начальнику фиванской стражи, послав тому очень резкое письмо. Паура собрал следственную комиссию. Члены этой комиссии нашли лжесвидетеля по имени Пахару, который опроверг обвинения Пасера, и тот в свою очередь был обвинен в заведомой лжи. Только после очень долгого разбирательства, чуть было не стоившего ему нести, Пасер сумел заставить фараона прислушаться к нему. Новое расследование закончилось задержанием семнадцати грабителей и смещением визиря Пауры, чье соучастие в преступлении так и не удалось доказать.




Родился 21 апреля 1984 года, в городе Одесса. Рос в семье потомственных артистов драмы и театра. Часто бывал…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − двенадцать =

Наверх