Тодский клад

Автор:

Знаменитый Тодский клад, разделенный между Каирским музеем и Лувром, нашел около семидесяти лет назад археолог Фернан Биссон де Парок. Но его происхождение и причины помещения в тайник остаются загадкой…

Деревня Тод расположена на восточном берегу Нила приблизительно в двадцати километрах к югу от Луксора. В древности это место было одним из дальних предместий Фив. С эпохи Древнего царства здесь поклонялись богу Монту, божеству с головой сокола. Долгое время он считался богом войны, а затем ему были приписаны черты бога солнца; более поздние верования наделили Монту подругой по имени Раттауи (женское солнце Обеих Земель). Его главное святилище стояло на западном берегу Нила, в Гермонтисе, а три других были построены в Северном Карнаке, Медамуде и, конечно же, в Тоде.

Первый храм Монту в Тоде появился при фараоне Ментухотепе, а затем при Сенусерте I он был полностью перестроен. Это святилище пользовалось такой популярностью, что процветало вплоть до римской эпохи. Однако в эпоху Птолемеев перед древним зданием были возведены новые постройки. Полностью уничтожен храм Монту был в коптскую эпоху. Затем здесь построили большую христианскую церковь, апсида которой примерно сориентирована на Иерусалим. Многочисленные сооружения времен фараонов, расположенные вокруг, копты переоборудовали под свои нужды.

История раскопок

В XVIII веке это место привлекло первого географа короля Людовика XIV, Жана-Батиста Бургиньона де Анвиля. Он исследовал руины святилища, некоторые элементы которого стали частью домов местных жителей. Столетием позднее Жан-Франсуа Шампольон тоже побывал здесь и сделал несколько набросков. Однако открытием Тодского клада мы обязаны археологу Фернану Биссону де Лароку. Назначенный руководителем археологических исследований Лувра в Верхнем Египте, он начал раскопки в Тоде в 1933 году. В то время с ним был каноник Этьен Дриотон, помощник хранителя Лувра. Благодаря этим исследователям постепенно были расчищены первые два зала Тодского храма, оба датирующиеся эпохой Птолемеев.

За ними Ларок и Дриотон обнаружили руины христианской церкви, построенной на площадке, вымощенной большими плитами из известняка. Зимой 1936 года Фернан Биссон де Ларок перешел к исследованиям подземной части руин и обнаружил блоки с картушами царей Небхепетра и Сеанхкара Ментухотепа. 8 февраля 1936 года в подземном помещении под известняковыми плитами, засыпанном песком, исследователь нашел несколько бронзовых статуй Осириса. Чуть дальше на нетронутом песке стояли четыре бронзовых сундука: это и был Тодский клад.

Серебро разного происхождения

Экспертиза, проведенная исследовательской лабораторией музеев Франции (LRMF) в 1984 году, показала, что серебро из Тодского клада было отлито не в Египте. Кроме того, выяснилось, что оно имеет разное происхождение: слитки и цепочки — одно, а кубки — другое. Действительно, первые представляют собой сплав серебра и меди, а их изотопная характеристика приблизительно соответствует острову Тасос и полуострову Халкидики в Греции, или же окрестностям Трои и Таврским горам, если допустить возможность их ввоза из Малой Азии, Что же до исследованных кубков, то оба они состоят из серебра с небольшим содержанием меди, необходимой для придания металлу большей ковкости. Отличия изотопной характеристики и более высокое содержание меди, чем в остальном кладе, свидетельствуют о другом происхождении использованного металла.

temple-of-montu

Фантастический клад

Эти четыре сундука, два больших и два маленьких, были подписаны именем царя Аменемхета II из XII династии, названного «возлюбленным Монту и владыкой Джерти (Тода)». Они были закрыты сдвигающимися крышками, запирающимися при помощи гвоздя. В двух больших сундуках хранились необработанные и обработанные куски лазурита, осколки кварца, аметисты, бусины из сердолика, подвески, амулеты, цилиндрические печати и множество других изделий. Что же до двух маленьких сундуков, то в них скрывались удивительные сокровища из золота и серебра. Так, исследователи обнаружили десять слитков желтого золота, пронумерованные иератическим письмом от 1 до 10.

Серебра было еще больше: двенадцать слитков, четыре слитка в виде стержней, двадцать пять толстых цепочек, несколько маленьких подвесок, статуэтка льва и сто пятьдесят три кубка из того же металла. Большинство из кубков были сложены как конверты: по-видимому, это было сделано для того, чтобы в сундуках поместилось как можно больше. На слитках можно увидеть пометку нефер нефер («хороший, хороший») — так древние египтяне показывали, что металл очень хорошего качества. Один из кубков остался несмятым; на нем выгравировано имя Ненитеф.

Фантастический клад был разделен между Египетским музеем Каира и Лувром.

Бронзовые сундуки

Большой бронзовый сундук, выставленный в Лувре, отлит целиком в одной форме за исключением крышки. По четырем углам у него имеются маленькие прямоугольные ножки. На одной из сторон расположена маленькая круглая ручка, такая же, как на крышке; запирают сундук при помощи защелки. Внизу большой картуш длиной 25 см содержит имя фараона Аменемхета II: «Да здравствует царь Юга и Севера Нуб-Кау-Ра, сын солнца Аменемхет, возлюбленный Монту, владыка Джерти». На середине крышки толщиной около сантиметра также размещен картуш длиной 36,5 см с именами и кратким титулом Аменемхета II.

Маленький сундук изготовлен точно так же, как и его «старший брат», но он меньше него почти вдвое. Краткий титул Аменемхета II выгравирован на середине крышки.

Загадочное происхождение

Состав клада довольно разнородный. Только сундуки и некоторые амулеты были изготовлены в Египте. Все остальное — и исходные материалы, и произведения искусства — происходит из других стран и попало на землю фараонов в результате торговых или политических отношений. Серебро, в то время высоко ценившееся, в Древнем Египте было редкостью, а месторождения лазурита располагались в Афганистане. Что же до цилиндрических печатей, то они были привезены из Месопотамии или Каппадокии, и датируются III тысячелетием до н. э. Происхождение серебряных кубков остается загадкой. Фернан Шапутье, к которому египтологи обратились как к эксперту по ювелирному делу, обнаружил сходство форм некоторых кубков и некоторых особенностей декора с минойскими и микенскими образцами.

Они действительно напоминают кубки с двумя большими вертикальными ручками — канфары, распространенные у древних греков, — но особенность в том, что они, в отличие от канфаров, изготовлены из металла. Стоит отметить, что, хотя с момента находки Тодского клада прошло больше семидесяти лет, почти все кубки из него остаются единственными в своем роде. Фернан Шапутье выдвинул гипотезу, согласно которой эгейские формы (происходящие из областей, омываемых Эгейским морем) были копированы и воспроизведены азиатскими ремесленниками. В 1937 году Жак Вандье и Рене Дюссо предположили, что этот клад был собран в Сирии, на перекрестке месопотамского и минойского мира.

Столько гипотез, и все по-прежнему остаются спорными!

Луврский клад

Тодский клад был разделен между Каирским музеем и Лувфом; последнему досталась лишь малая часть этих сокровищ, в том числе большой и маленький сундуки. Кроме того, здесь выставляются всевозможные кубки разных форм: простые полукруглые чаши с округлым дном, кубки с ручками и маленькие кубки в форме чаши, декорированные смолами. И наконец, в экспозиции можно увидеть несколько бронзовых гвоздей, найденных рядом с сундуками; из них только один сохранился /полностью. Исследователи предполагают, что на самом деле эти гвозди были запасными запорами для сундуков. Шесть восточных цилиндров-печатей из лазурита, судя по всему, были изготовлены задолго до создания клада. Отметим также семь серебряных слитков, расплавленный золотой слиток, подвеску в виде маленького золотого цветка, бруски, бусины и обломки лазурита. Очень красив маленький скарабей из лазурита тонкой работы; по стилю это изделие напоминает скарабеев эпохи Среднего царства.

Удача для сравнительной археологии

Для Женевьевы Пьерра-Бонфуа, хранительницы из отдела египетских древностей Лувра, Тодский клад был большой удачей как для исследователя в области сравнительной археологии. «Дискуссии вокруг исследований столового серебра, ставящие под сомнение хронологические данные, на которые опирались ученые, получили новое развитие. Робер Лаффинер совершенно справедливо подчеркнул, что множество мнений среди археологов — отметим, что каждая сторона удивлялась скудности аргументации прочих — само по себе, вероятно, может быть отражением разнообразия происхождения клада. И напротив, если всё это серебро имеет общее происхождение, тот факт, что оно приписывается разным цивилизациям, может быть связан со смешением влияний, которым подвергались его создатели, с результатом двусторонних контактов… Не следует также забывать о находках из Библа, указывающих на то, что в городе подобных размеров с конца Древнего царства и в Среднем царстве местное искусство сочетало в себе эгейские и египетские элементы».

Дань или ритуальное захоронение?

Египтологи предполагают, что этот клад мог быть захоронен при фараоне Аменемхете II, однако доказательств, подтверждающих — как, впрочем, и опровергающих — эту гипотезу, не обнаружено. Вопрос в том, для чего был создан такой тайник? Быть может, в нем следует видеть подношение богу Монту? Или это дань, собранная на сирийских землях и доставленная фараону Ненитефом, клеймо которого вычеканено на одном из кубков? Или тайник, сделанный ворами? Или хранилище, созданное самим Аменемхетом II в честь отца?

И снова мы можем только высказывать предположение. Тодский клад во всем напоминает ритуальное захоронение, то есть тщательно подготовленное мероприятие, а на простой тайник он не слишком похож. Так что он действительно мог быть посвящен Сенусерту I как дань уважения этому фараону.

В одном из журналов записок Французского египтологического общества Женевьева Пьерра-Бонфуа напоминает, что Аменемхет II после кончины своего отца Сенусерта I, соправителем которого он был до того, решил воздать должное некоторым великим деятелям и преумножил пожертвования богам, а также подношения и сооружения в память покойного фараона. Стоит отметить, что в том же году два корабля, держащие путь из Ливана, привезли среди прочих сокровищ около 150 кг серебра. Таким образом, версия, согласно которой Тодский клад был ритуальным кладом, пожертвованным Аменемхетом II богу Монту в храме, не так давно построенном Сенусертом I, кажется нам убедительной. Этот жест можно рассматривать одновременно как знак почтения богу и проявление сыновней любви… Тем не менее, вопрос остается открытым.




Родился 21 апреля 1984 года, в городе Одесса. Рос в семье потомственных артистов драмы и театра. Часто бывал…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пять × 2 =

Наверх