У истоков египтологии

Автор:

Говоря «египтолог», мы неизбежно вспоминаем Бонапарта, Шампольона, Денона, Мариета… Хотя египтология как наука начала развиваться только в XIX веке, она восходит к куда более древнему интересу. Интересу, который со времен средневековых крестовых походов и первых экспедиций XVIII века разделяло все больше и больше европейцев!

Живопись и ее яркие краски в Древнем Египте были повсюду. Связанная со скульптурой, архитектурой, обрядовыми сценами и литургическими изображениями, живопись была также самостоятельным искусством, подчинявшимся своим особым правилам.

Паломники Средних веков

В Средние века европейцы во множестве наводнили египетские земли. Следует отметить, что чаще всего Египет был не конечной целью их путешествия, а всего лишь одним из этапов на пути в Святую Землю. Однако даже этот этап имел связь с их паломничеством по следам Христа. Ведь именно в царстве фараона Мария, Иосиф и их дитя смогли спастись от избиения младенцев по приказу Ирода, узнавшего о рождении Спасителя! Люди Средневековья сохранили память о бегстве в Египет. Этот эпизод, многократно изображавшийся на витражах церквей и соборов в Европе, для тех, кто отправлялся в Египет, приобретал особое значение. Другие знаменитые эпизоды (на сей раз из Ветхого Завета), например, история Иосифа, пленение иудеев в Египте или исход иудеев из Египта сами по себе делали Египет местом паломничества. Оказавшиеся в Египте европейцы молились даже великим пирамидам — как «житницам Иосифа», упомянутым в Библии!

Изучение греко-латинских текстов

В связи с растущим интересом к Древнему миру, который охватил людей эпохи

Возрождения, все больше и больше европейцев стремились разузнать хоть что-то об удивительных памятниках Египта. Сначала из забвения вернулись тексты древнегреческих и латинских авторов. Так, с конца XV века эрудиты с восхищением перечитывали «Иероглифику» Гораполлона. Это произведение, написанное в первых веках нашей эры, якобы истолковывало значение иероглифов и рассказывало о происхождении египтян. Однако пройдет еще три столетия, прежде чем Шампольон наконец сумеет дать настоящее, а не выдуманное значение иероглифов!

Рим — первая столица египтомании

В тот же период эрудиты начали заниматься описанием всевозможных древнеегипетских памятников (обелисков, статуй и тому подобного). Интересно, что эта новая тенденция родилась не в Египте, а в Риме! Парадокс? Вовсе нет! Вспомните, что римляне во времена своего имперского величия вывезли из Египта к себе многие шедевры, в том числе предметы культа Исиды, в ту эпоху крайне популярного в Римской империи. В XVI и XVII веках обелиски стали очень распространенными диковинами. Их находили то здесь, то там на руинах Древнего Рима, а затем устанавливали заново, украшая ими площади и улицы города.

В «Римских древностях…», которые граф де Б*** (он остался анонимом) издал в 1750 году, читатель узнает о возрождении этих памятников и может полюбоваться ими на гравюрах. Папы римские, в том числе Сикст V, Иннокентий XI и Бенедикт XIV, занимались их восстановлением. Гравюры обелисков Сан-Джованни-ин-Латерано и площади Пополо, опубликованные в труде графа де Б***, свидетельствуют об этом новом увлечении. Действительно, следует говорить скорее об увлечении, чем об археологии. Египтология еще не родилась!

Туристы,а не археологи!

На египетской земле это увлечение древностями фараонов приобрело распространение несколько позже, в самом конце XVI века. В 1589 году некий венецианец (также оставшийся неизвестным) рассказал о своем путешествии в Верхний Египет. Путешествии, целью которого было, судя по всему, исключительно культурное обогащение. «Я путешествовал не с практической целью, — сообщает он, — но единственно ради того, чтобы увидеть великолепные здания, церкви (коптские), статуи, обелиски, колонны…» Кстати, он достаточно резко критикует все увиденное, за исключением, пожалуй, Луксора и Карнака. Так, например, по его словам, Великая Пирамида «мало что может противопоставить» фиванским храмам! Это замечание объясняется, несомненно, тем, что памятник в то время был сильно занесен песком.

Другие путешественники бороздили восточное Средиземное море. Это было очень рискованное плавание, если принимать во внимание политическую ситуацию: в то время западный христианский мир воевал с мусульманским восточным Средиземноморьем. Среди этих бесстрашных путешественников особо отметим Пьетро делла Валле (1586-1662), который с 1614 по 1626 год привез из Египта в Италию множество мумий и коптских рукописей. Проповедники и торговцы тоже много путешествовали и привозили из своих странствий немало удивительных историй и сувениров. Однако в то время об археологии еще нельзя было говорить. И только во второй половине XVII века положение дел начало меняться…

ph03733

Одним из первых был англичанин Джон Гривз (1602-1652). Этот астроном побывал в Гизе в 1638 и 1639 годах. Вооружившись собственными измерениями пирамид и древними текстами, которые он перечитал с позиции критика, в 1646 году Гривз опубликовал труд под названием «Пирамидография, или Рассуждение о пирамидах Египта». Хотя сегодня научная ценность этой работы сомнительна, тем не менее, она превосходит — и намного — все труды, созданные до нее. С началом нового века количество путешественников заметно выросло. Истории этих «открывателей» отныне будут сопровождаться гравюрами описанных памятников. Один из таких путешественников выделяется среди других: речь идет о французском иезуите Клоде Сикаре.

Сам регент Франции поручил Клоду Сикару (1677-1726) отправиться в Египет и изучить на месте древние памятники Египта. Мы обязаны ему отчетом о путешествии в Верхний Египет, который он отправил в Академию наук. В 1718 году он стал первым, кто описал в районе Фив колоссов Мемнона и Долину Царей. Он открыл путь целой когорте наблюдателей (а не простых путешественников), которые на протяжении всего XVIII века новым взглядом смотрели на еще очень плохо известную цивилизацию.

Долина царей до бонапарта

В конце римской эпохи беспощадная тишина на долгие века окутала таинственную Долину Царей. Только немногочисленные кочевники иногда находили здесь укрытие. Иезуит Клод Сикар был первым, кто нарушил эту тишину и забвение, заново открыв гробницы священной долины. Затем в 1734 году английский священник Ричард Покок также побывал в Долине Царей и начертил первый ее план. На нем были отмечены восемнадцать гробниц, но лишь в половину из них можно было проникнуть. В 1769 году настала очередь шотландца Джеймса Брюса, который исследовал гробницу Рамсеса III. И все это задолго до 1798 года — даты, когда ученые из экспедиции Бонапарта сделали первое научное описание этого места!

Перед Египетской экспедицией

Между 1400 и 1700 годами было совершено не меньше двухсот путешествий в Египет и Судан! Так, нам известен маршрут Феликса Лабри через Синай в 1433 году; путешествие Теодора Крампа (монаха-францисканца) и доктора Понсе в 1698-1710 годах из дельты Нила в Гондар в Эфиопии; Жана Тевено, рассказавшего свою историю в 1655 году; шотландца Джеймса Брюса, побывавшего между Гондаром и Асуаном в 1771-1772 годах. Столько путешествий, которые легли в основу увлекательных рассказов, очаровывавших Европу задолго до Египетской экспедиции Бонапарта!

Самым примечательным из них был рассказ датчанина Нордена. Фредерик Людвиг Норден (1708-1742) побывал в Египте в 1737-1738 годах и написал великолепный отчет о своем путешествии, снабдив его гравюрами, выполненными его же рукой. Произведение, опубликованное вскоре после его смерти, имело такой успех, что с 1751 года и до конца XVIII века многократно переиздавалось. Египет оказался в самом центре интересов величайших умов эпохи Просвещения. Так, в 1785 году Академия надписей и изящной словесности в качестве темы для ежегодного конкурса предложила кандидатам обсудить новый вопрос: «Относительная ценность Египта в сравнении с древнегреческим искусством». Целая программа, над которой по-прежнему ломают копья современные историки!

А как же иероглифы?

Иероглифы привлекали внимание всех вышеупомянутых путешественников. Однако их интерес не мог победить полное непонимание этих загадочных текстов. Афанасий Кирхер (1601-1680), философ и математик, а также иезуит, как и Сикар, предложил в 1650-х годах свое истолкование надписей, обнаруженных на крупнейших обелисках, которые были привезены из Египта в Рим. Этот труд, изданный в четырех томах под названием «Oedipus Aegyptiacus» (1652-1654), подчеркивает мистическую природу этих письмен. По мнению Кирхера, за иероглифами скрываются оккультные учения египетской философии, а также символы, которые дают разгадку к самым страшным тайнам. Столь экстравагантная интерпретация связана с тем, что все его попытки расшифровки иероглифов потерпели неудачу и в конце концов были забыты.

Предчувствие?

Йорген Соэга (1755-1809) был одним из тех, кто критиковал идею мистического использования иероглифов; использования, которое якобы было привилегией лишь очень узкого круга избранных и служило единственным способом передачи оккультного знания. Этот датский ученый в совершенстве знал тексты древнегреческих авторов и коптский язык. В своем труде «Об обелисках» (1797) он скрупулезно составил подробный список иероглифических символов, встречающихся на обелисках Рима и предметах, хранящихся в разных кабинетах Европы. Более того, он, судя по всему, предполагал существование в системе письменности некого фонетического элемента, который должен стать ключом к ее пониманию. К несчастью, Соэга умер, не успев издать свои труды.

Пожалуй, наиболее прозорливым оказался Бернар де Монфокон (1655-1741). В своих «Объяснениях древности» (1719), инициировавших археологические исследования в Египте, он заявил, что расшифровка иероглифов будет возможна, только когда в распоряжении ученых окажутся «надписи на древнеегипетском языке, повторенные затем на древнегреческом». Как будто он догадывался о существовании еще не открытого Розеттского камня!

Рим против расшифровки!

Рим, столица католицизма, утверждал, что язык Библии является древнейшим и постоянно выступал против расшифровки иероглифов. Якобы за этими знаками могут таиться идеи или даже догмы, которым лучше оставаться в забвении. Кирхер знал, что любое исследование, доказывающее древность египетской письменности, навлечет на него гнев церкви, и в частности папы римского. Поддерживая теорию, согласно которой эта письменность связана с магией и язычеством, иезуит не подвергал сомнениям превосходство единственной истинной книги: Библии!




Родился 21 апреля 1984 года, в городе Одесса. Рос в семье потомственных артистов драмы и театра. Часто бывал…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

4 × три =

Наверх